00:00 

Конкурс "Профессии". Участник № 4

Автор: Неизвестен
Начинают играть для развлечения, продолжают от скупости, а заканчивают тем, что игра становится страстью (с)
Автор: ~Bliss
Название: Донор
Пейринг/персонажи: Саске/Наруто, Какаши.
Жанр: Slash, AU, PWP
Рейтинг: NC-17.
Размер: ~5000 слов.
Саммари (описание):
– Тебе девятнадцать, и ты дрочишь в баночку за деньги.
– Тебе шестнадцать, и ты дрочишь бесплатно.
– Хватит передёргивать, Узумаки!
Дисклеймер: Все права на мир и персонажей принадлежат Масаси Кишимото
Предупреждение: ООС в рамках AU.
Размещение: до окончания конкурса - запрещено!
Выпавшая профессия: донор спермы.

1.

Это был очередной больничный коридор, напоминающий остальные немногим меньше, чем две капли воды – друг друга. Порядком задолбавшийся Саске шёл следом за Какаши, стараясь не потерять из виду его широкую белую спину, оставив попытки сориентироваться в пространстве ещё полчаса назад. Однажды ему удалось краем глаза взглянуть на план эвакуации по этажу – Хатаке как раз остановился, чтобы поговорить о погоде с кем-то из сотрудников – и ничего ужасающего не заметил, всё просто, ясно и понятно. Вот здесь они сейчас находятся, прямо по коридору и левее – дверь, ведущая к запасному выходу, если повернуть назад и пройти до конца коридора, то будет та самая лестница, по которой они поднимались, как только пришли в клинику, а если пройти немного вперёд и… Остальное Учиха разглядеть не успел. Какаши двинулся дальше, словно ледокол сквозь льдины.

Они в очередной раз свернули в коридор, продуктивно потоптались у двери закрытого кабинета, спустились на этаж ниже, поднялись на этаж выше, раздобыли здоровенную папку с бумагами и даже отнесли тому, кто нуждается в ней сейчас больше всего. Нет, Учиха не жаловался на топографический кретинизм и был уверен, что все проблемы, внезапно возникшие, стоило переступить порог этой клиники, имели простое логичное объяснение: Хатаке Какаши.

А ещё Саске злился. На дядю Обито, этого великовозрастного идиота, который до сих пор не может спокойно взять за руку любимую женщину, но уже решился делать предложение. На Какаши – за то, что ему потакает. И, конечно же, на себя. Надо было послать обоих и остаться дома. Чем бы он помешал, просто сидя в своей комнате? Теперь младшему Учихе предстояло провести какое-то время бок о бок с Хатаке. Справедливости ради, любопытство понемногу отвоёвывало свои права. Саске уже и не помнил того момента, когда впервые встретил Какаши, но за всё это время ни разу не был в его доме. Наверное, даже дядя Обито не был допущен в святая святых. Сегодня Учихе предстояло впервые переступить порог этой обители. Когда ещё выпадет такой шанс? Спустя столько лет Хатаке, наконец, соизволил. Этот скрытный извращенец жил не один, Саске знал точно. Было интересно взглянуть на человека, который решился поселиться с кем-то, вроде Какаши.

– Выдохни, мы уже пришли.

И Учиха действительно выдохнул, переступив порог очередного незнакомого кабинета. Успокаивало одно: судя по табличке, это были рабочие апартаменты Хатаке. На первый, второй и даже третий взгляд здесь не обнаружилось ничего необычного. Кабинет был таким же, как и все остальные, в которых когда-либо довелось побывать: просторно, чисто, светло и ничего лишнего, разве что дверь в процедурную, сейчас наглухо закрытая. Отчего-то казалось, что место, где Какаши проводит много часов в неделю, должно выглядеть иначе. К примеру, этот человек постоянно что-то читал. Саске не представлял его без заветного томика в руках. Но нет, на столе – аккуратно сложенные распечатки, на полках – сплошь одинаковые увесистые папки, такие же, как та, с которой они сегодня таскались по этажам.

Хатаке был молчалив, серьёзен и строг. Никакого компромата. Даже эта мозолившая глаза медицинская маска, с которой он, казалось, не расставался даже во сне, смотрелась на редкость органично и больше не вызывала желания сдёрнуть. Раньше в обществе Какаши и дяди Обито младший Учиха чувствовал себя бесконечно взрослым и умудрённым опытом человеком, которого оставили возиться с малышнёй. Теперь они поменялись ролями и стали теми, кем действительно были. Хатаке – доктором, каждый день волочившим на себе тяжесть ответственности то за одно, то за другое. Саске – подростком, которого взяли с собой на работу только потому, что некуда больше приткнуть.

– Сейчас мы сделаем кое-что очень важное, – авторитетно заявил Какаши. – Месяц назад нам доставили целых два новых прибора. Уверен, ты хочешь на них посмотреть.

– Ага, – с энтузиазмом отозвался Учиха, тяжело вздохнув: сейчас он не в том положении, чтобы отказываться разглядывать неизвестно для чего нужные приборы. Он хотел добавить что-то ещё, но краем глаза заметил три штуки учебников, тетрадь и карандаши, кинутые в угол койки. А вот и книжки.

– Наруто, поторопись, одного тебя ждём! – громко прервал Хатаке его мысли.

«Наруто?».

Определённо, в кабинете их было только двое. Вряд ли кто-нибудь третий решил спрятаться под столом или заныкался в шкаф. А это значит… правильно, процедурная. Оттуда как раз донёсся шум возни, а потом раздался хриплый голос:

– Какаши-сенсей, мне нужно уединение, понимаете? У-е-ди-не-ни-е!

«Сенсей? С каких пор Какаши записался в сенсеи?».

– Извини, другие процедурные уже заняты.

– Я же не виноват, что вы опоздали!

Ну, конечно. Ничего удивительного в этом нет, просто дядя Обито отвратительно влияет на Какаши. Определённо, эта вредная привычка передалась от него. Саске ненавидел опаздывать и предпочитал приходить вовремя, от всей души не понимая, что в этом сложного.

– Это просто анализы, ничего больше. Не надо так стараться, – Хатаке говорил спокойно и как-то по-особенному ласково, сложно было угадать, издевается он или действительно пытается проявить участие. – Сейчас, я тебе помогу: представь девушку с большииими…

– Какаши-сенсей! Вы мне мешаете, ясно?!

– Пойдём другим путём, – Хатаке задумчиво окинул взглядом Саске. – Мальчишка лет шестнадцати, тёмноволосый, стройный. Тебе такие нравятся, я знаю.

Парень за стенкой высказал что-то нечленораздельное, но интуитивно понятное каждому. Учиха фыркнул, он не совсем понимал, причём здесь девушки с большииими и мальчишки лет шестнадцати. Потом Какаши добавил:

– И он готов у тебя отсосать.

Саске ткнул извращенца в бок, уселся на кушетку и уставился на обложку учебника: старые потрёпанные корочки, наверняка страницы все в записях и пометках. Так вот что он читает, просто прячет под другой обложкой. Неужели Какаши решил вспомнить молодость и обновить знания по школьной программе? За стенкой раздался шум воды, плеск и неразборчивые ругательства. Спустя пару минут всё стихло, а из-за двери высунулся раскрасневшийся белобрысый парень, сразу же ошарашено уставившись на Учиху.

– А… эм… держите и делайте, что собирались, – он уверенным шагом направился к Хатаке и чересчур поспешно пихнул в его руки непрозрачную пластиковую баночку. Парень оказался ростом чуть ниже Какаши и уж точно заметно выше самого Учихи. А ещё он, похоже, не собирался отсюда уходить, да и сам «сенсей» не спешил никого выпроваживать.

– Идём, Саске, нас ждут великие дела, – Хатаке демонстративно потряс баночкой перед носом Учихи и повернулся к белобрысому. – А у тебя ещё три задачи, вперёд.

– Да, Какаши-сенсей. Я их решу ещё до того, как вы вернётесь, слово даю, – тот послушно кивнул, больше не удостаивая Саске своим вниманием, как будто того не существовало вовсе. Или он был невидимым. Или прозрачным.

– Дай, взгляну, – не дожидаясь разрешения, Хатаке бесцеремонно отобрал учебник, пролистывая пару страниц. – О, да это же совсем просто. Давай сыграем: решишь все три – сегодня угощаю тебя рамэном, не решишь – будешь должен.

– Идёт, – парень кивнул, скидывая ботинки, беззаботно заваливаясь на кушетку и принимаясь сосредоточенно вглядываться в одну из страниц учебника. Саске подумал, что не хотел бы быть что-то должен Какаши и ни за что бы не согласился на такой спор. Оказаться в должниках у Хатаке не стоит всего рамэна в мире, особенно если к рамэну равнодушен.

– Сенсей? – спрашивает Учиха уже в коридоре, явно развеселившись.

– Ага. Помогаю мальчишке поступить.

– А это что? – Саске кивнул на баночку в руках Хатаке.

– А это, Саске-кун, сперма, – спокойно ответил Какаши, как будто такое было чем-то, само собой разумеющимся.

– С-сперма?..

– Сперма. В этом заведении она иногда случается. Что? Неужели забыл, откуда берутся дети? Я напомню, слушай: когда сперматозоид соединяется с яйцеклеткой…

2.

Центр планирования семьи под прямым руководством Цунаде Сенджу был одним из самых крупных в городе. И если причины семейных пар или одиноких людей вполне понятны, то какими ветрами сюда занесло Хатаке Какаши – тот ещё вопрос. Он мог бы выбрать что угодно, только не это. Сам Учиха никогда бы не согласился связать профессию всей своей жизни с чужой спермой. Но сегодня Саске уныло разглядывал панель прибора, стараясь побороть в себе иррациональное желание ткнуть пальцем в большую жёлтую кнопку. Какаши побродил вокруг, выбрал место получше, встал прямо над душой и начал бубнить очередную чушь про человеческую взаимовыручку и колоссальные возможности современной медицины.

– Он на меня дрочил, – упрямо протянул Саске, прерывая бесполезную тираду. – С твоей, между прочим, подачи.

– Поплачь теперь. А лучше сам на него подрочи, чтобы никому обидно не было.

– Заткнись, – Учиха снова уставился на приборную панель, жёлтая кнопка таинственно манила, словно магнитом притягивая к себе. Они сидели здесь чуть больше двух часов. Саске успел узнать множество бессмысленных и откровенно скучных вещей: про Наруто Узумаки, его нелёгкую судьбу, привлекательную внешность, железное здоровье и тягу к знаниям, которая оказалась весьма затратной штукой. Этот парень попал сюда случайно и почти сразу же стал одним из самых популярных доноров в картотеке местной клиники. Редкостное везение.

– Надеюсь, за такое хотя бы нормально платят.

– О, куда больше, чем ты думаешь, – ухмыльнулся Какаши. – Нажми её. Кнопку. Я вижу, что ты хочешь. Пора забирать результаты.

И Учиха нажал. Мерный гул прибора постепенно стих, в помещении воцарилась непривычная слуху тишина. А потом снова начались бесконечные коридоры, люди в белых халатах и спина Хатаке впереди. Они побывали уже в четырёх кабинетах, получили две печати на листок с таблицами и застукали лаборантов за курением в форточку. Нельзя отрицать: это был насыщенный и полный событиями день.

– Мне обязательно за тобой таскаться? – этого Саске действительно не понимал. – Просто отдай ключи, сам дойду, не маленький. И, обещаю, ты не отравишься ужином.

–Ужином я не отравлюсь и без твоей помощи, спасибо за заботу. Не торопи события, – Хатаке рылся в неожиданно тонкой зелёной папке и обращал на Учиху внимания не больше, чем на мирно летящую по своим делам антисанитарийную муху.

Саске вздохнул. Спорить с Какаши – то же самое, что ругаться с бронепоездом. Во втором случае можно добиться даже большего результата. Когда они вернулись в личный кабинет Хатаке, Учиха был готов принести в жертву суровым медицинским богам ещё пару часов своей жизни, лишь бы снова не пришлось мотаться туда-сюда по коридорам. В конце концов, Какаши может смиловаться и просто оставить его здесь, как того парня.

Почётный донор первоклассного генетического материала обнаружился на том же месте, где раньше был: на койке и с карандашом в зубах. Узумаки уставился на пришедших с видимым сожалением: как и многим учащимся до него, ему не хватило жалких пяти минут, чтобы дорешать задачу. По затылку сложно было понять, какого мнения о ситуации сам «сенсей», а вот Саске считал это весьма забавным: кое-кто попал. Вляпался. С разбега влип в историю. И, конечно же, остался без рамэна.

– Как успехи? – Какаши упорно не замечал очевидного, с любопытством заглядывая в тетрадь. – Все три решил?

– Нет, – парень вздохнул так тяжело, как будто ему предстояло до самого вечера разгружать вагоны с углём. – Последняя задача. Не получается.

– О, тогда ты мне кое-что должен.

Белобрысый кивнул. Видимо, он был что-то должен Какаши в первый раз и ничего не подозревал, рассчитывая отделаться уборкой кабинета или нудным походом в архив. Наивный. И, конечно же, заслуживший суровое наказание за свои слова.

– Его зовут Учиха Саске. Он поживёт у тебя пару дней.

Саске потерял дар речи, открывая и закрывая рот, глупо уставившись на Какаши. Узумаки смотрел то на одного, то на другого, потом задумчиво почесал макушку и тяжело вздохнул. Предполагаемое соседство его радовало не больше, чем самого Учиху. Судя по всему, Какаши для себя всё решил и развернулся к Саске, потрепав по волосам.

– Ты же взрослый мальчик, понимаешь, я живу не один. Наруто-кун – отличный парень, можешь не сомневаться.

– Да я его впервые вижу! – больше всего на свете Учиха хотел услышать, что это какой-то розыгрыш или не самая умная шутка. Ликованию по поводу чужой нерешённой задачи пришёл логический конец.

– Зато я его знаю очень давно.

Саске хотел было ответить что-нибудь особенно резкое, но заткнулся. В самом деле, Какаши был из тех, кто отлично разбирался в людях. За свои шестнадцать лет жизни Учиха успел убедиться в этом лично. Хатаке ни за что бы не оставил его с человеком, которому не доверяет. Да и этот Узумаки что-то не особо возмущается, хотя первый должен был орать на весь кабинет. Но нет. Не радуется, конечно, зато сидит, согласно молчит.

– Раз никто не возражает…

– Какаши, – угрожающе начал Саске.

– Не возражает, – с нажимом повторил Какаши. – То я могу заняться своими делами. Наруто, ключи.

Парень ловко поймал связку, кивнул и виновато уставился на Саске, мол, не я это придумал, мы с тобой в одной лодке.

– Закроешь кабинет, как уходить будешь.

– Ладно. А, Какаши-сенсей, подождите, – Узумаки схватил исписанный корявым почерком черновик и протиснулся аккурат перед Хатаке, встав в дверном проёме. – Как это решается? Я столько времени на неё убил! Мне кажется, здесь…

– Опечатка, – продолжил вместо него Хатаке. – Ты прав.

– Это нечестно! – в один голос выкрикнули Саске и Наруто.

– Нечего бросаться громкими обещаниями по поводу и без, – Какаши. самодовольно ухмыльнулся. – Будет тебе уроком. Счастливо оставаться, детишки.

3.

– Тебе девятнадцать, и ты дрочишь в баночку за деньги.

– Тебе шестнадцать, и ты дрочишь бесплатно.

– Хватит передёргивать, Узумаки!

– Боишься, что твои дети будут похожи на меня?

– Почему этим занимаешься ты, а стыдно мне?

Семья Учихи, мягко говоря, не бедствовала, но и карманными деньгами младшего отпрыска не баловала, иначе он послал бы к чёрту дядю Обито с его предложениями руки и сердца (неужели нельзя сделать это быстрее и в другом месте?), Какаши с его аномально хитрой задницей и этого придурка Узумаки. Саске не знал точно, но отчего-то был уверен, что Узумаки – полный придурок. Интересно, будь у него достаточно денег, его бы пустили в гостиницу? Плохо быть несовершеннолетним.

– Да тебе никто в здравом уме не даст. А если даст, то не удивлюсь, что сына ты назовёшь самым дурацким именем, – на несколько секунд Учиха задумался. – Болт, например.

– Иди ты.

– Зачем ты вообще на это согласился? Мог и отказать. Тогда Какаши пришлось бы забрать меня к себе, – он сделал особый акцент на слове «пришлось».

– Понимаешь, я вообще-то тоже кое с кем живу, – замялся Наруто, пихнув руки в карманы и виновато улыбнувшись. – Но я знаю место, куда ты можешь…

В этот прекрасный момент Учиху достало абсолютно всё, что происходило сегодня. Родители спихнули его на дядю Обито, когда уехали в штаты из-за презентации Итачи, а его, младшенького, не взяли. Потом Обито спихнул его на Какаши, который тоже не захотел возиться и, в свою очередь, спихнул на Узумаки. Вот теперь и Узумаки тоже хочет на кого-то его спихнуть. Замечательно. Просто отлично. Лучше не бывает.

– Забудь, ты от меня ни за что не отделаешься, понял, Узумаки? Терпи.

Наруто только вздохнул в ответ, приготовившись, видимо, терпеть. Он обещал своему драгоценному Какаши-сенсею. Интересно, с кем этот тип вообще живёт: может, с девушкой или парнем? Или вообще с родителями? Отчего-то стало неловко. Это к Хатаке можно просто так заявиться на порог и делать всё, что вздумается. А с Узумаки он и дня не знаком. Тем временем, Наруто предпочёл прогулку пешком. Они шли и шли, а Саске вдыхал полной грудью свежий летний воздух: после клиники казалось, будто он никогда не надышится.

Квартира Наруто обнаружилась на втором этаже обшарпанного на вид здания прямо под круглосуточным баром. Невыносимо шумно стало ещё тогда, когда они поднимались по лестнице. Узумаки принялся рыться по карманам в поисках ключей.

– И как ты живёшь с таким… звуковым сопровождением? – в этот момент музыка из бара особенно сильно не ласкала слух.

– Я же не только донором подрабатываю, – Узумаки рассмеялся, где-то зазвенели ключи. – Основная работа – там, в баре. Удобный график, и от дома недалеко, как видишь.

– О, сделаешь мне коктейль? – на автомате выдал Саске. Не то, чтобы он действительно хотел сейчас именно этого, но всё же.

– Договорились.

Когда Узумаки, наконец, щёлкает дверным замком, Учиха начинает ощутимо нервничать. Как, интересно, следует представиться человеку, с которым живёт этот доверчивый идиот? И как придётся объяснять своё присутствие в квартире? Решив, что надо разбираться с проблемами по мере их поступления, Саске переступил порог.

– Я дома! – заявил Наруто; навстречу тут же выпрыгнул маленький лис, уставился на Учиху большими круглыми глазами и унёсся туда, откуда прибежал. – Ну, я предупреждал, что не один здесь.

Саске выдохнул с облегчением. Ничего страшного. Но было кое-что, оказавшееся куда неприятнее: жуткий бардак везде и всюду. Зачем вообще держать животное в доме, если даже за собой следить не получается?

– Как его зовут?

– Кьюби.

– Странное имя. Здесь очень шумно, дай наушники. Кстати, ты обещал мне коктейль. И покрепче.

Узумаки пожал плечами, скинул верхнюю одежду и отправился на кухню. Сам же Учиха решил осмотреть помещение. Хватило секунд тридцати, чтобы окинуть взглядом небольшую квартирку. Зато обнаружились наушники. Справедливости ради, они оказались весьма неплохими. Саске разлёгся на диване с плеером и закрыл глаза, а когда снова открыл их, перед ним с большой чашкой в руках стоял законный владелец жилища.

– Вот, пей. Только потом не буянь и постарайся не заблевать пол в туалете.

Подозрительно уставившись на белую жидкость, Учиха принюхался, сделал небольшой осторожный глоток и окончательно разочаровался в сегодняшнем дне:

– Кефир?!

– Кефир. Это самое крепкое, что тебе можно, – придурок торжествовал. – Кстати, могу угостить лапшой. Это быстро: залил водой, пять минут и готово.

Саске брезгливо поморщился. Чего-то такого и следовало ожидать от этого Узумаки: прибираться в квартире он не умеет и ест растворимую лапшу, зато притащил в дом настоящую живую лисицу.

– Нет уж, этой дрянью питайся без меня.

– Тогда мне больше достанется, – пожал плечами Наруто, не особо сожалея об отказе, хотя и не понимая, что не так в лапше. – Сходи на кухню и поищи что-нибудь другое. Я знаю, тебе повезёт.

Время близилось к вечеру, а есть хотелось всё сильнее. Не став спорить, Саске сразу же воспользовался щедрым предложением, освободив диван и перебравшись поближе к холодильнику, с энтузиазмом принимаясь искать что-нибудь, отдалённо напоминающее еду, но не являющееся сухим продуктом быстрого приготовления. Кроме разнообразной лапши обнаружилось немалое количество корма для Кьюби. На этом – всё. Интересно, как с подобным питанием у Наруто до сих пор нормальные показатели по анализам и отличное здоровье? Не вчера же он начал такое есть. Радовало, что хотя бы на живности Узумаки не экономил. Та самая живность периодически заглядывала в кухню, но сбегала, стоило только заметить присутствие.

Прошло около получаса активных поисков, и Учиха был щедро вознаграждён: за многочисленными упаковками с лапшой притаилась старая початая пачка риса. Вполне неплохо, если игнорировать срок годности. Хотя бы это есть. Помимо очередных консервов Кьюби, банок пива, газировки и кефира, в холодильнике отыскался одинокий пакет с замороженными овощами. Когда маленький лис в очередной раз предпринял попытку незаметно пролезть в кухню, Саске просто сделал вид, что не замечает. Как ни странно, сработало: Кьюби уселся в проходе и стал наблюдать.

«За едой пришёл, значит, хитрюга? Ну, подожди. Дам сейчас что-нибудь», – неожиданно состав лисьих консервов на сто очков превзошёл по полезности состав лапши из пакетов, а это значит, что к рису и овощам можно устроить мясной гарнир.

Стоило только хлопнуть дверью холодильника, поставить вариться рис и открыть баночку с консервами, как Кьюби осмелел, окончательно просочился в кухню и подошёл, возмущённо уставившись. Решив, что пора налаживать отношения, Учиха отсыпал лису его законную часть. Тот осторожно принялся есть, краем глаза продолжая наблюдать за Саске.

– Какой же ты трусливый, – хотелось почесать мелочь за ухом.

Очень скоро по всей квартире вкусно запахло тушёным мясом, а придурок Узумаки получил свою законную порцию ужина прямо с доставкой к компьютеру. Учиха гордо ухмылялся, с достоинством принимал восхищения и мастерски увиливал от вопросов, где же он всё это умудрился раздобыть. Почти сразу же в комнату протиснулся объевшийся до отвала Кьюби и, облизываясь, устроился на своём месте.

– Откуда взялось зверьё? – лис широко зевнул, свернувшись клубочком.

– Наигрались и выбросили. Я не мог так просто его оставить, вот и подобрал, – Наруто уплетал свою порцию за обе щеки и про растворимую лапшу больше не вспоминал.

– Содержание животного – дорогое удовольствие, знаешь же. Пока он маленький – всё нормально, а вот вырастет…

– Живут же люди как-то с собаками, – перебил Наруто, сосредоточенно выбирая среди овощей очередной лакомый кусочек мяса. – Но ты прав. На корм и ветеринара много уходит. Я понимаю, что это ответственность, не переживай.

Пару часов спустя Саске окончательно смирился с наличием бара на этаж ниже и научился не подтягивать бессовестно сползающие каждую минуту чужие шорты. Держатся на заднице – вот и хорошо, выбирать не приходится, главное, что чистые. Проблема пришла, откуда не ждали: придурок не соизволил обзавестись футоном. Единственным спальным местом в этой квартире был диван, который, в дополнение ко всему, не раскладывался. Узумаки дрых без задних ног, громко сопел и вертелся, его майка неприлично задралась выше пупка. Зато Учиха замерзал на полу, кутаясь в покрывало. Он то и дело поглядывал на экран мобильника, переворачиваясь с одного бока на другой: час, два, три ночи. Иногда Кьюби поднимал сонную мордочку, всматривался, потягивался и снова сворачивался в клубок: даже ему выделили собственную мягкую лежанку, не то, что Саске. Когда дисплей показал 4:43, Учиха был окончательно готов наплевать на приличия. Узумаки не проснулся, когда его грубо подвинули ближе к спинке дивана. Узумаки продолжил спать, когда из-под его головы вытащили подушку. Узумаки оказался достаточно тёплым, чтобы греть об него закоченевшие ноги и руки. Саске закрыл глаза.

4.

Учиха проснулся где-то в середине дня и зевнул во весь рот, блаженно потягиваясь. Диван на месте, одеяло на месте, даже порядком задолбавшие сползать шорты не съехали за ночь ниже колен. Не было только Узумаки. Шум с нижнего этажа напомнил, что придурок вообще-то оказался не только извращенцем, но и почти приличным человеком: даже работал барменом (если это заведение, конечно, не является каким-нибудь гей-баром или притоном). Надо бы спуститься и самому посмотреть, но не сейчас, потом. Лучше дождаться Наруто, пусть тот сам расскажет про свой рабочий график, будет меньше сюрпризов. Кьюби завозился на лежанке, сосредоточенно пытаясь отгрызть голову игрушечному псу, который, казалось, был раза в два больше, чем сам лис.

– О, да ты опасный хищник.

Он прекратил терзать игрушку и уставился так, словно Саске был тяжело и неизлечимо болен. Душевно. А потом вернулся к своему занятию. В самом деле, кому могут быть интересны всякие там Учихи?

В холодильнике обнаружились остатки вчерашнего ужина. К неудовольствию Саске, ни от риса, ни от мяса, ни от овощей вообще не убыло, зато упаковок от лапши в мусорном ведре прибавилось. Пушистый охотник за головами почти сразу же притопал на кухню, уселся возле мисок и выжидающе смотрел, облизнувшись. День обещал быть на редкость скучным. Не настолько, как бесконечное путешествие из одного кабинета в другой, но уже совсем близко. Радовало отсутствие пароля на компьютере и хоть какая-то компания в лице – вернее, морде – Кьюби. Каждый час ощущался так, словно можно было своими глазами увидеть, как бездарно проходят лучшие годы жизни. Чего Учиха терпеть не мог, так это безделья. Оставалось надеяться, что Наруто сдержит скупую мужскую слезу, не найдя в квартире привычного бардака.

Записка, как это водится у людей вроде Узумаки, была оставлена на самом видном месте: в ворохе точно таких же ничем не примечательных бумажек. И Саске проигнорировал бы её, как множество других, не будь сверху связка ключей и несколько не особо крупных купюр. «Ни в чём себе не отказывай», – гласила записка. В самом деле, Учиха ненавидел растворимую лапшу и имел право на что-нибудь съедобное в этом доме.

Когда Саске вернулся, нагруженный двумя пакетами, в коридоре его встретил уже привычный взгляду развал. То ли Наруто на дух не переносил чужие порядки, то ли умудрился что-то потерять, то ли от природы был тем, кто парой ловких отточенных годами движений превращает только что прибранное помещение в поле боя. Последний вариант казался наиболее правдивым. Учиха налетел на чужие кеды, чудом удержал равновесие и пнул их в угол. Похоже, человека из Узумаки уже не получится, так пусть хотя бы его обувь не болтается под ногами.

– Я дома, – без особого энтузиазма пробубнил Саске, открывая дверь в комнату. В этот момент придурок запрокинул голову назад, особенно сладко простонав. Взлохмаченная макушка, наушники и спинка кресла. Учиха не видел, чем занимается Наруто, зато прекрасно слышал. Изображение на экране монитора тоже говорило само за себя. Хотелось выйти, хлопнуть дверью, остаться стоять на пороге и досмотреть, сдёрнуть чёртовы наушники, сделать вид, что ничего не было, подловить нужную секунду и шепнуть что-нибудь на ухо: да-да, всё это – одновременно. Пока Саске стоял столбом, пытаясь выбрать из множества вариантов что-то одно, Узумаки успел обернуться, широко распахнув глаза.

– Саске?.. – было слишком заметно, что его прервали в самый ответственный момент.

– Допустим, я, – нет, надо было уходить сразу же, а ещё лучше – стучаться, оно редко бывает лишним и спасает от неловких ситуаций. Учиха знал, что этим все занимаются, но ситуация была какой-то… особенно постыдной. Продукты из пакета очень хотели в холодильник. Срочно. Прямо сейчас. В эту саму секунду. Озвучив столь важную причину, Саске быстренько слинял из комнаты, принимаясь сосредоточенно расставлять еду по полкам. Надо озаботиться ужином. Себе. Узумаки пусть жрёт лапшу, раз так её любит. А потом Учиха всё равно приготовил на двоих.

***

В этот раз Саске ворочался на полу не больше часа. Какой нормальный человек, познав все прелести мягкого дивана, захочет снова до утра трястись под тонким покрывалом? Придурок же неопасен, когда спит. Учиха понял, что ошибся, стоило только закрыть глаза. Он снова оказался перед той самой дверью и знал, что в кресле за компьютером сидит Наруто, широко раздвинув ноги, уставившись в монитор. Сон был на редкость реалистичным, где-то внизу привычно громыхала музыка, всё так же бесила разбросанная по коридору обувь. Оставалось только повернуть дверную ручку. Саске сделал шаг вперёд, ещё один и ещё. Он упустил момент, когда полутёмный коридор небольшой квартирки превратился в просторный светлый кабинет Хатаке Какаши, а дверь в единственную комнату сменилась дверью в процедурную.

– И он готов у тебя отсосать, – повторяет Какаши уже сказанную однажды фразу. Не то, чтобы Учиха действительно решился на что-то такое, но больное любопытство толкало на последний шаг. Саске никогда не был в этой процедурной и не знал, как доноры сдают сперму на анализ. Наруто сидел на полу и самозабвенно дрочил, спустив штаны. Рядом валялся открытый на середине журнал. Ладонь ритмично двигалась вверх и вниз, а потом Узумаки притормозил, облизнув пальцы, сжимая член у самого основания.

– Что, не получается? – Учиха пристроился рядом, с искренним любопытством разглядывая пустую баночку. Совсем скоро она окажется в руках у Хатаке. Собственные штаны становились неприятно тесными.

– Как видишь, – этот Наруто вёл себя настолько естественно, будто к нему каждый день вваливаются едва знакомые парни и с участием спрашивают, каковы результаты его самоудовлетворения на порнушку.

– Помочь?

– Если справишься, то подойди ближе, я хочу тебе вставить, – Узумаки прекратил помогать себе сам, а Саске демонстративно потряс баночкой, намекая на очевидное.

– Ты должен кончить сюда, забыл? Не в меня. Давай, Узумаки, просто позволь мне…

Просить дважды не пришлось. Непривычно послушный и согласный – отчего-то Учихе казалось, что в любое другое время его хрен заставишь делать так, как надо – Наруто встал на колени, упираясь руками в пол. Не теряя времени даром, Саске спустил штаны, пристроившись сзади, скользнув головкой между ягодиц. Не было времени подумать ни о смазке, ни о подготовке, ни о том, что надо бы где-то раздобыть пачку резинок, Какаши ещё в кабинете, у него точно всё это должно быть.

– Саске…

– Ммм… вот так, да… – Учиха подался бёдрами вперёд, зажмурившись.

– Твоё «вот так, да» мне придётся с себя смывать.

Наруто, которого только что бессовестно трахали, сейчас весело улыбался, размазывая белые капли по своему животу. Саске всё ещё упирался членом куда-то в район его пупка. Шорты сползли, обнажив то, что должно быть скрыто, а одеяло валялось на полу.

«Твою ж мать!».

Конечно, во всём виноват Узумаки. Только он, и никто более. В качестве мести Учиха надолго запирается в ванной, от души понежившись в горячей воде. А потом, освободив, наконец, помещение, он с больным удовольствием наблюдает, как придурок носится туда-сюда, словно ошпаренный. И у него нет времени на понимающие взгляды или, упаси, Боже, на долгие задушевные разговоры. А к вечеру рядом с диваном появляется футон.

– Нет, у тебя есть своё место. Мне тоже надо где-то спать, мелочь, – больше всех футон понравился, конечно же, лису. Кьюби с энтузиазмом бродил туда-сюда и при первой возможности пристроился прямо посередине. В психологической войне за спальное место с небольшим отрывом победил Саске и улёгся спать не менее обиженный. Учиха сопел, вертелся, злился и никак не мог заснуть. За целый день у него не отлегло. Наруто вёл себя так, будто вообще ничего не случилось, это бесило больше всего. Становилось только хуже. Покрывало почти не грело, а тёплое одеяло призывно манило, упокоившись сверху на Узумаки. Махнуться не глядя гордость не позволила.

– Надоел.

– А? – Саске, всецело поглощённый своими горестными мыслями, умудрился пропустить один важный факт: Наруто тоже не спал.

– Ты. Мне. Надоел, – за спиной послышалась увлечённая возня и шорох отодвигаемого одеяла, а когда всё стихло, сзади прижалось привычно тёплое тело. – С тобой сложно.

Вопреки сказанному, Узумаки прижался ближе, уверенно обнимая. Саске напрягся. Сейчас придурок никаких особых желаний не вызывал, но во сне мало кто сам себе хозяин. Что, если шорты снова сползут? Что, если опять приснится какая-нибудь дрянь? А что, если…

– Расслабься, ничего плохого не случилось.

– Легко тебе говорить.

– Вырастешь – поймёшь.

– На себя посмотри. Тоже мне, взрослый нашёлся, – как ни странно, эта чушь про возраст помогла. Стало легче. И совсем отпустило, когда в ладонь ткнулся Кьюби, вот у кого было обострённое чувство справедливости: все решили опробовать новый футон, а его, законного члена семьи, спихнули на лежанку.

5.

– Можешь меня поздравить, это свершилось.

– Что свершилось? – Наруто пытался натянуть на себя джинсы и одновременно с этим позавтракать бутербродом, то и другое получалось плохо.

– Обито сделал это, – Учиха лениво передвигал плюшевую собаку с места на место, пока лис с глухим ворчанием пытался на неё охотиться.

– Что сделал?

– Совсем ничего в голове удержать не можешь? Предложение сделал. Жениться он собрался.

– А, – Наруто неопределённо махнул рукой, едва не задев полную до краёв чашку. – Знаешь, раньше мне казалось, что медовый месяц устраивают после свадьбы, а не до.

– Дядя Обито вообще странный, – Саске хмыкнул. – Он мог бы вручить кольцо сразу или свалить на недельку куда-нибудь, а не разводить в доме курорты.

– Пригласишь на свадьбу?

– Нет. Это же семейное, сам понимаешь.

Узумаки пожал плечами. Он не обижался на отказ и действительно понимал. Да и не хотел особо. С Обито они виделись пару раз, да ещё Какаши постоянно намекал на схожесть. Для присутствия на свадьбе этого маловато.

Когда штаны оказались надеты и застёгнуты, бутерброды доедены, а чай допит, настало время разбредаться по своим углам: Узумаки – на работу, Саске – обратно домой, а Кьюби – к себе на лежанку, делать с отвоёванной в неравной схватке плюшевой добычей то, что делают хорошие охотники. Только переступив порог собственной комнаты, Учиха заметил, что связку ключей обратно так и не вернул. Можно как-нибудь зайти в клинику и передать их через Какаши. Или просто оставить у себя как трофей. Или ещё что-нибудь. Это самое «что-нибудь» всё длилось и длилось, пока Саске не мог решиться. Даже когда отличные новые учебники были куплены, а тесты – распечатаны, он не был до конца уверен. И, безошибочно подбирая нужный ключ, Учиха чувствовал, что в любую секунду готов развернуться и свалить подальше. А потом громко щёлкнул замок.

– Я дома.

Маленький лис выбежал навстречу сразу же и, казалось, смотрел с укором. Скучал? Нет, вряд ли. Это всё игры воображения. Обуви в коридоре нет, значит, этот придурок в баре или опять пошёл наполнять пустующие баночки глубоким содержанием, кто же его знает? Главное, что вечером он точно будет здесь.

Наличию Саске в своей квартире Узумаки удивлялся молча и продолжал молчать, когда тот вручил ему целую стопку учебников, распечатки и тетрадь.

– Какаши говорил, у тебя проблемы с математикой. Я помогу. Сначала прорешай тест, посмотрим, что у тебя не получается.

Наруто кивнул и уселся на диване с листком, принимаясь покусывать кончик карандаша.

@темы: Фанфик, Конкурс "Профессии"

URL
Комментарии
2015-09-17 в 09:25 

алКошка
Нет ничего невозможного, если ты охуел до нужной степени
Автор, Вы сделали моё утро целиком и полностью! Какой лёгкий, непринуждённый юмор, какие фразы - половину фика на цитаты можно растащить! Это такая флаффная таблетка от осенней хандры - Ваш прекрасный рассказ:heart:
Очень понравились общие образы персонажей: работящий студент Наруто, домохозяйственный Саске, и Кьюби, который действительно на члена семьи походит *.*
Отдельным пунктом Вам ромашки за отсутствие дурацких страдашек типа "обоже, он подрочил на меня! а потом приснился мне! но я не такооой!" - вот эта тема неизменно портит даже самую прекрасную картину, и спасибо Вам огромное за то, что у Вас этот ужос отсутствует как понятие=)))
Спасибо!:white::red::white:

2015-09-17 в 12:02 

алКошка, автор рад, поглажен и счастлив. Вам спасибо за отзыв и ромашки)
и Кьюби, который действительно на члена семьи походит *.*
Этот пушистый хвостатый негодяй тоже заслужил немного домашнего уюта)
Автор.

URL
2015-09-17 в 23:57 

Мармеладный Граф
damony
Какие прекрасные ребятки, какой восхитительный Какаши и очаровательный Кьюби :inlove::inlove::inlove: Спасибо вам за такую замечательную работу! Читается, словно льется рекой - легко, быстро, приятно и гладко.
После такого повествования, конец - это самый неожиданный поворот :)
Отдельно хочется сказать, что шиппер КакаИру тайно надеется на их совместное проживание :-D
В общем, спасибо вам огромное за все то удовольствие и улыбки, что вызвала ваша работа!:red::squeeze:

2015-09-18 в 00:00 

Мармеладный Граф
damony
Маленький лис выбежал навстречу сразу же и, казалось, смотрел с укором. Скучал? - на этом моменте меня просто разорвало от умиления:jump4:

2015-09-18 в 23:41 

Мармеладный Граф, шиппер КакаИру, вы спойлер. Спасибо за отзыв :З
Автор.

URL
2015-09-23 в 16:47 

Мармеладный Граф
damony
Гость, спасибо вам большое за ответ, Автор! :squeeze:

   

Game-FanFiction

главная