00:00 

Конкурс "Профессии". Участник № 3

Автор: Неизвестен
Начинают играть для развлечения, продолжают от скупости, а заканчивают тем, что игра становится страстью (с)
Автор: [AkkellA]
Название: Полный провал
Пейринг/персонажи: Какаши|Ирука, Ибики
Жанр: комедия положений
Рейтинг: R
Размер: ~ 2 500 слов
Саммари (описание): Первый день работы в рядах полиции у Ируки с самого утра не заладился...
Дисклеймер: Все права на мир и персонажей принадлежат Масаси Кишимото
Предупреждение: АУ, нецензурная лексика
Размещение: до окончания конкурса — запрещено! После — с разрешения автора.
Выпавшая профессия: Полицейский

Ирука никогда не был в таких отелях. Десятиметровые потолки, всё в карамельно-шоколадных тонах. Полированные мраморные полы и колонны настолько блестели, что в них можно разглядеть своё отражение. Стоит кому-то из гостей взяться за лакированные перила лестницы и оставить там след своей руки, как тут же хрупкие девушки в униформе снова натирали перила до первоначального блеска. Это могло стать идеальным местом для преступления — сотни гостей и никаких отпечатков. Ирука не мог себе представить численность персонала, чтобы держать подобное место в таком идеальном порядке. Но сегодня в отеле «Империал» полицейских было, возможно, даже больше, чем обслуживающего персонала. Все ждали приезда очень крупного бизнесмена и мецената, он должен на конференции сделать какое-то важное заявление и озвучить благотворительные проекты, в которых желает принять участие. Глава префектуры лично попросил начальника департамента обеспечить полную безопасность гостю на этом мероприятии. Хоть Ирука совсем недавно закончил академию, и это было его первое задание, всё же он был ужасно недоволен подобной расстановкой сил. На прошлой неделе теракт случился в одной из средних школ. На позапрошлой неделе инцидент произошёл в больнице. И, по мнению Ируки, было неправильно и расточительно задействовать столько полицейских для охраны одного ходячего мешка с деньгами. Сразу представился лысеющий немолодой толстячёк, обязательно в сопровождении длинноногой фотомодели с маленькой писклявой собачонкой под мышкой. И пускай, целью приезда того стала благотворительность, это ничего не меняло, придуманный образ в голове никак не желал становиться симпатичнее. Ирука слышал, что под благотворительными отчислениями иногда скрывался уход от уплаты налогов, а так же подмасливание городских властей ради достижения собственных целей.

— Умино, чего слоняешься без дела? — со спины тихо подошёл Ширануи, ткнул двумя пальцами под рёбра, от чего Ирука испуганно подпрыгнул и чуть не выхватил пистолет из кобуры, — Сходи лучше ещё раз уровни парковки и тех-этаж проверь.

— Иду, — Ирука нахмурился, за такие подколки ему хотелось семпая стукнуть хорошенько, но ведь сам виноват, зазевался, задумался, а должен быть начеку и проявлять бдительность.

На первом и втором уровнях парковки был полный порядок, прикреплённые сотрудники внимательно проверяли все машины. На третьем уровне, который предназначался для транспортных средств отеля и персонала, Ирука вовсе не стал задерживаться, все сотрудники там проходили по электронным карточкам-пропускам, затем сквозь рамку металлоискателя и через трёхступенчатый контроль пяти полицейских.

Ирука вернулся в служебный лифт, нажал кнопку технического этажа, но двери не успели закрыться. В них застряла рука, раздвигая хромированные створки, за ней всунулась нога, и в кабинку протиснулся мужчина. В помятых черных брюках, в белой, но далеко не свежей рубашке, пуговицы которой были застёгнуты наперекосяк. В воздухе кабинки сразу же расплылся горький запах вчерашнего перегара, заглушаемый слабым, но очень свежим и приятным ароматом туалетной воды.

«Вот, значит, как официанты расправляются с оставшейся выпивкой после банкетов» — сразу же мелькнуло в голове Ируки. Двери лифта медленно закрывались.

— Из-за чего такой переполох? Обычно тут тихо, — почесав пятернёй и без того растрёпанные высвеченные волосы, поинтересовался незнакомец.

— А, какой-то богатенький мудак приезжает. Вот, охраняем, — в голове снова возник образ толстяка с сальными жидкими волосами, зачёсанными так, чтобы скрыть лысину на макушке, Ирука расстроено махнул рукой, прогоняя видение, тут же отодвинулся от панели с кнопками, — Вам какой?

— Девяносто восьмой, — рука протянулась к панели через всю кабинку и из-под рукава рубашки показались часы, которые вовсе не выглядели дешёвкой и даже подделкой под дорогой бренд.

Ирука нервно сглотнул, последний этаж в отеле занимал президентский номер, забронированный для того самого мецената и благотворительного деятеля Хатаке Какаши. Вот это прокол!

— Ваш этаж, — меценат ехидно улыбнулся, когда лифт остановился на техническом этаже.

— Угу, — Ирука кивнул и, чувствуя пронзающий спину тяжёлый взгляд, прибивающий к земле своим чудовищным весом, вышел.

— Чёрт! Проклятье! А! — когда двери лифта закрылись, он со злости лупил кулаками каменную стену.

Это же надо так попасть! Нужно было хотя бы в Интернете посмотреть фотографию того, кого они встречают. Теперь жди выговора, в свой первый же рабочий день, хорошо, если не уволят. Мало того, что проболтался о цели такого скопления сотрудников полиции, так ещё и в лицо оскорбил главного гостя. Оставалось надеяться, что этот меценат не такой мелочный, чтобы докладывать о подобном инциденте начальству.

С трудом взяв пламенем бушующие внутри эмоции под контроль, Ирука зажал кнопку гарнитуры, тянущейся белым шнуром из-под пиджака к наушнику и сообщил:

— Это Умино. Хатаке Какаши в здании, зашёл с третьего уровня парковки, поднимается в свой номер.

— Как в здании?.. — тут же отозвалось в ухе, — …понял.

Ирука только успел закончить проверку технического этажа, как в наушнике снова раздался голос начальника департамента:

— Умино, поднимись на девяносто восьмой, живо!

Не обошлось! Ирука смотрел, как цифры на табло быстро сменялись, а внутри его всего трусило, сильнее, чем перед выпускным экзаменом в академии. Наябедничал меценат. И никакие слова не желали находиться, чтобы хоть как-то смягчить ситуацию, хоть как-то оправдать вырвавшееся невзначай оскорбление. Оправданий Ируке не было. На последнем этаже, в светлом и просторном холле, под огромными дверями из красного дерева раздражённо топтались двое полицейских и Морино Ибики. Он нервными шагами мерил коридор и разговаривал с кем-то по телефону. Ирука не сомневался — это он стал причиной такого взвинченного состояния, в котором прибывал начальник департамента.

— Спускайтесь на девяносто седьмой, — Морино отдал команду полицейским, после того как закончил разговор.

Когда хромированные двери лифта закрылись, и Ирука остался с начальником наедине, он приготовился к самому худшему.

— Какой-то неадекватный нам сегодня объект попался, — неожиданно для Ируки пожаловался Морино, — его лимузин попал в пробку, и тот, оседлав чей-то скутер, примчал сюда, бросив свою охрану. Заявился через вход для персонала. А теперь ещё требует разогнать с этажа всю охрану и поставить одного человека. Просил сотрудника со шрамом на лице. Позвали Намьяши, сказал: «Не тот, у того шрам на переносице». Откуда он тебя знает?

— Да не знает он меня, — от невероятных новостей у Ируки голова пошла кругом, — просто в лифте вместе поднимались.

— Просто в одном лифте поднимались? Может, вы о чем-то разговаривали? — такой подозрительный взгляд на себе Ирука ещё никогда не ловил.

— Нет, Морино-сан, ни о чём не разговаривали, — Ирука хотел честно признаться во всём, но вдруг в последнюю секунду соврал и даже глазом не моргнул.

— Я же говорю, неадекватный, — Ибики неоднозначно пожал плечами. — Наши сейчас внизу задержали мужчину с незарегистрированным оружием. Выясняем, планировал ли он помешать Хатаке сделать заявление, или же это просто не слишком законопослушный гость отеля, коим тот прикидывается.

— А какое заявление Хатаке должен сделать, что ему так хотят помешать?

Ирука знал, что лезет не в своё дело. С его званием и полным отсутствием опыта не положено даже интересоваться подобными вопросами. Но некоторые моменты никак не желали складываться в его голове. Например, зачем столько сотрудников охраняет одного человека?

— И с каких пор у нас охотятся на благотворительных деятелей?

— В прошлом году… — Ибики словно на миг засомневался, можно ли рассказывать младшему сотруднику такие подробности, но всё же продолжил, — Он унаследовал контрольный пакет акций огромного промышленного холдинга, управляющим директором которого был несколько лет подряд. Сегодня он собирается официально заявить о решении разделить и продать свой пакет акций, а все вырученные средства направить полностью на благотворительные цели. И есть некий круг лиц, которым сейчас такое решение портит все карты.

— Из-за этого его хотят убить? — образ лысеющего толстяка уже полностью выветрился из головы Ируки, а тот помятый и похмельный незнакомец в лифте вдруг стал приобретать черты благородства и крупицы привлекательности.

— Не убить. Скорее, помешать сделать официальное заявление сегодня. Сильно ранить, надолго отправить в больницу, возможно, попытаются отравить. На кухню мы тоже своих людей поставили.

— Вот оно что… — вырвалось вслух.

— И при этом он так беспечно себя ведёт. С этажа потребовал разогнать всех полицейских, кроме тебя. Чёрт поймёт, что у этих филантропов в башке творится, — Ибики безнадёжно развёл руками, словно смиряясь с дурацкими обстоятельствами, на которые он совершенно не мог повлиять. — Ладно, оставляю его на тебя. Если что — мы этажом ниже.

— Можете на меня рассчитывать, — серьёзно кивнул Ирука.

Получив огромную порцию противоречивой информации за последние полчаса, голова разболелась. Ирука шумно выдохнул и присел на столик, чуть не столкнув вазу с цветами на пол. Узнав об истинных целях Хатаке на конференции, неосторожное и резкое высказывание в его адрес выглядело ещё оскорбительнее и ещё обиднее. Обязательно нужно было извиниться. Пусть это даже никак не повлияет на желание Хатаке нажаловаться на выходку несдержанного подчинённого его начальству. Так хотя бы совесть Ируки будет спокойна.

Набравшись решительности, он подошёл к массивной двери и коротко постучал. Спустя несколько секунд дверь распахнулась, и из неё показалась лохматая голова.

— Я прибыл… — поднимать глаза было стыдно, и Ирука опустил голову.

Он чувствовал, как его оценивающим взглядом осматривают с ног до головы, и слова извинения застряли где-то в глотке, словно ком еды в пересохшем горле.

— Богатенький мудак пошёл в душ…

Эти слова заставили Ируку дёрнуться, вот ему и припомнили оскорбление. Он покорно посмотрел на Хатаке, ожидая дальнейшей словесной расправы, но лицо того, как и тон не выражали никакой злобы, больше было похоже на сарказм.

— …если принесут завтрак, занеси его в номер, лично. Не люблю, когда гостиничный персонал шатается по моим апартаментам.

— Сделаю, — Ирука кивнул, а сам почувствовал, как лицо и шея начинают гореть. — Я хотел…

Грохот закрывшейся двери перебил робкую попытку принести извинения.

— …попросить прощения, — уже в пустоту договорил Ирука.

Завтрак принесли минут через десять, этого времени Ируке хватило, чтобы накрутить себя и известись. «Богатенького мудака» ему ещё не раз сегодня припомнят, в этом он даже не сомневался. И он даже мысленно успел смириться с тем, что сообщат его начальству и с дальнейшими последствиями. Что ж? За свои поступки нужно отвечать.

Ирука внимательно осмотрел принесенные блюда: розовое шампанское, фрукты, блинчики с чёрной икрой, омлет с креветками и ещё какой-то редкой приправой, которую Ирука не то чтобы запомнить, выговорить не смог. Он уточнил у полицейского, сопровождающего официанта из ресторана, были ли все блюда проверенны, и, получив утвердительный ответ, отпустил обоих.

Неуверенно постучав в дверь, он зашёл в номер.

— Хатаке-сама, ваш завтрак, — Ирука ступал медленно, словно передвигался в пещере опасного хищника, увидев всю роскошь президентских апартаментов, он замер.

Весь номер был в кремовых тонах, минимализм изящно сочетался с высоким стилем. Подобное Ирука видел только по телевизору. Вокруг царил идеальный порядок, ничего не выдавало в номере присутствия гостя, лишь на одном из кресел лежал аккуратно разложенный и затянутый в полиэтиленовую плёнку смокинг. Совершенно забыв о завтраке на передвижном столике, Ирука вертел головой по сторонам. Взгляд застрял на большой картине, висящей на стене: прекрасная рыжеволосая девушка уходила в волны из цветов, игриво увлекая за собой.

— «Гвоздика» Альфонс Муха, — бесшумно ступая по пушистому ковру, в огромную комнату вошёл Хатаке в одном полотенце на бёдрах, — оригинал.

— Очень красивая, — с нескрываемым восхищением выдал Ирука, а потом вдруг опомнился, что его присутствие в чужих апартаментах неловко затянулось, нужно уходить.

Хатаке уже принял душ, сейчас позавтракает, разгонит похмелье и, возможно, будет чуть добрее и снисходительнее. Вот тогда Ирука извинится за свои слова в лифте. Он повернулся к выходу, как вдруг раздался оглушительный хлопок.

Так учили в Академии! Всё сработало на уровне рефлексов. Ирука среагировал мгновенно, большим прыжком он перемахнул диван, стоящий посреди комнаты. На лету, доставая пистолет из кобуры, он повалил ещё не обсохшего Хатаке на пол, прикрывая своим телом. Гул от выстрела звенел в хрустале люстры, эхом отразился от высоких потолков.

Откуда стреляли? Вся мебель, диваны и кресла были на точёных ножках, сквозь них хорошо просматривалась вся комната, входы в неё и выходы. Они были одни в апартаментах. Значит, стреляли снаружи, сквозь панорамное окно во всю стену. Президентский номер занимал последние этажи, и никаких зданий напротив не было. Стреляли с вертолёта? Сидя верхом на полуголом и мокром Хатаке, сильнее прижимая того к полу, Ирука высунулся из-за дивана, направив пистолет в сторону окна. Ничего не увидев, он выждал около минуты, других выстрелов не последовало. А потом на глаза попалась пробка от шампанского, утопающая, как в густой пене, в высоком ворсе ковра. До Ируки стало доходить, что же сейчас произошло. Всё это время Хатаке безропотно лежал под весом Ируки и даже не пытался выбраться или пошевелиться.

— Простите, Хатаке-сама, ложная тревога.

Ирука быстро подскочил на ноги и подал руку, этот жест проигнорировали. Хатаке поднялся сам, его полотенце недвусмысленно топорщилось и приподнималось. А сам он вёл себя, как ни в чём не бывало:

— Хорошо пахнешь, что за парфюм?

— Эм…

Ужас! Полный провал! В первый же рабочий день в рядах полиции Ирука умудрился в лицо обозвать охраняемый объект мудаком, из-за проклятой пробки шампанского повалять того по полу, и попасть в такое идиотское положение. А единственное, что интересует Хатаке, ставшего свидетелем всех этих недоразумений, какой у Ируки парфюм? Он попытался припомнить название недорогой туалетной воды, которую купил пару месяцев назад в супермаркете:

— Лайт Блю, — до Ируки даже не сразу дошло, отчего приподнялось полотенце на бёдрах Хатаке, мысли путались в голове, — простите, мне очень неловко! Утром в лифте вы выглядели как… я вас не за того принял… а сейчас это шампанское… Кто пьёт шампанское в девять утра?

— Я пью шампанское в девять утра. И да, я выгляжу ужасно на следующее утро после мальчишника лучшего друга. А ещё у меня становится на мужиков. Осуждаешь меня?

Ирука растерянно замотал головой. С самого утра день совершенно не заладился, всё шло наперекосяк. Что бы он не говорил, что не делал — это приводило к ещё более ужасным последствиям. К оскорблению в лифте и валяниям по полу добавилось обвинение в алкоголизме и проявление гомофобии. Полный комплект. Ирука может смело сдавать оружие, значок и искать работу в частных охранных фирмах. Если, конечно, Хатаке не воспользуется своими связями, и Ируку тогда не возьмут даже охранником в супермаркете. А ведь самое обидное, всё это получилось не со зла. Да и гомофобом он никаким не был. Наоборот, его самого привлекали мужчины, о чём он посчитал нужным непременно сообщить:

— Совсем не осуждаю. При иных обстоятельствах и если бы не был на службе, приударил бы за вами.

Ирука уже и сам совершенно другими глазами смотрел на Хатаке. Интересное лицо, идеальная фигура, словно тот не вылезал из качалки, а желание его отдать все свои средства на благотворительность, делали Хатаке невероятно привлекательным мужчиной с точки зрения человеческих качеств.

— Актив? Пассив? — с явным любопытством поинтересовался Хатаке.

— Актив, — выпалил Ирука, а потом вспомнил, как давно у него не было не то чтобы постоянного партнёра, а даже секса и выбирать не приходится, тут же поправился, — хотя, без разницы.

— Вот как? — Хатаке рассмеялся.

Он уселся на диван, вольготно откинулся на спинку, закинул ногу на ногу. Даже снизу вверх, он смотрел на Ируку с нескрываемым превосходством. Сняв с телефонного аппарата трубку, он набрал короткий номер:

— Хатаке из президентского номера, соедините с Морино Ибики…

Стук крови отдавал в виски, Ирука замер, не зная, чего ожидать. Явно, ничего хорошего.

— … Морино-сан. У меня к вам ещё одна личная просьба. Прошу отстранить… — Хатаке тут же обратился к Ируке, — Фамилия, номер значка?

— Умино, ноль одиннадцать восемьсот пятьдесят, — плечи Ируки опустились, он чувствовал, что этим всё сегодня и закончится, «допизделся» — мысленно ругал он себя.

— Умино, ноль одиннадцать восемьсот пятьдесят, — повторил Хатаке, — да, отстраните… часа на три… Да, вы меня правильно поняли. И чтобы это никак не повлияло на его дальнейшую службу… Спасибо.

Сейчас произошло что-то странное, и Ирука никак не мог сообразить, что же именно случилось. Простое объяснение лежало на поверхности, но мозг категорически отказывался в это верить. Ирука выдернул из уха гарнитуру, он уже знал, что сейчас ему сообщат.

— У меня конференция только в двенадцать и ты не на службе. Ну же, давай, приударяй за мной, — под пристальным и немигающим взглядом было чуть-чуть неуютно и одновременно очень жарко.

— В номере, наверное, кровать большая? — в происходящее пришлось поверить, но ощущение реальности к Ируке всё никак не приходило.

— Да, огромный траходром, — Какаши поднялся с дивана, полотенце сползло с бёдер, падая к ногам, его член снова начал подниматься. — Правда, теперь я бы предпочёл повалять тебя по полу…

@темы: Фанфик, Конкурс "Профессии"

URL
Комментарии
2015-09-18 в 16:31 

kokkury
Когда летишь с моста, понимаешь, что все твои проблемы решаемы. Кроме одной - ты уже летишь с моста..
Оу, и это всё!? Мало!
Мне очень понравилось, люблю АУшки)

2015-09-18 в 21:29 

kokkury, Оу, и это всё!? Мало!
:lol::lol::lol: как говорил один султан: "Всё что могу!"
главное - тема выданного задания раскрыта))
Мне очень понравилось
спасибо :evil:
люблю АУшки)
вот и замечательно)) шёпотом по секрету: тему "полицейский" в каноне мне бы было трудно развить))

URL
2015-09-21 в 13:37 

Эйвлинн
Ваша идея, конечно, безумна. Весь вопрос в том, достаточно ли она безумна, чтобы оказаться верной(с)
Ирука умеет запасть в душу с первой же фразы :-D

2015-09-21 в 22:31 

Eva Leen, Ирука умеет запасть в душу с первой же фразы
почти цензурной))
конечно)) тем и покорил))

URL
2015-09-30 в 12:44 

[AkkellA]
Мы сделаем вид, что мир нам открыт, Вполне...(с)
kokkury, Eva Leen, спасибо за комментарии))) Очень приятно!

автор)))

   

Game-FanFiction

главная