Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:00 

Конкурс "Профессии". Участник № 8

Автор: Неизвестен
Начинают играть для развлечения, продолжают от скупости, а заканчивают тем, что игра становится страстью (с)
Автор: Nettaly
Название: Редактор
Пейринг/персонажи: Узумаки Наруто/Учиха Саске, Какаши, Джирайя, Харуно Сакура, упоминается Хьюго Неджи, Гай.
Жанр: POV, слеш, драма.
Рейтинг: R
Размер: 19 страниц, ~7800 слов
Саммари (описание):
Окруженный восхищенными поклонниками, лестными словами, воспаленными восторгами, кружащими голову, новыми возможностями – он сможет писать то, что хочет и так, как хочет – уже ставит непреклонные условия, и с ним действительно, черт возьми, считаются. Наруто добьется всего, чего желал и так упорно добивался. И в конце концов, перестанет нуждаться в своем редакторе.
Перестанет нуждаться в Саске.
Дисклеймер: Все права на мир и персонажей принадлежат Масаси Кишимото
Предупреждение: нет.
Размещение: до окончания конкурса – запрещено!
Выпавшая профессия: Редактор.
От автора: посвящается моему личному редактору.


– В номинации «Лучший автор года» побеждает… Узумаки Наруто-сан!
Восторженные аплодисменты и визги разразились по всему покатому залу. Наряженный в праздничный костюм и галстук, тщательно прилизанный белобрысый новоявленный идол вскочил как болванчик, неверяще озираясь по сторонам, словно сомневался, не ослышался ли. Запинаясь и спотыкаясь, оттаптывая каждому второму ноги – смиренные, терпели, зная…
Саске хмыкнул, не сомневаясь.
... считая чуть ли не честью попасть под лапы автора года, – Наруто со слегка удивленной и недоверчивой, но как всегда широкой во весь рот улыбкой, двинулся к сцене. И кто бы сомневался, что этот… этот... остолоп в самый ответственный момент умудрится споткнуться на ступеньках? Саске бессильно хлопнул себя пальцами по лбу.
Он не собирался приходить на этот фарс, в круг разряженных в пух и прах критиков, притон сливок высшего общества, кишащий непрерывным назойливым щелканьем фотоаппаратов в этом непомерно огромном зале. Мир глянца, глухих поверхностных звуков, старательно прокрашенных смазливых мордашек. Сплошных масок с зияющей пустотой в глазницах.
Хм. Забавно, как скоро Наруто станет одним из них? Будет выступать в телепередачах, давать интервью, поначалу неловко смущаясь, а потом все смелея и смелея. Набираясь фальшивой веры в своего золотого тельца – гений, дарованный свыше, не осознающий своей исключительности. Пропадая в новом, открытом теперь для него мире, с новыми, интересными для него людьми. Добиваясь все новых высот, вершины мастерства, черпая идеи в бесконечном колодце вдохновения. Окруженный восхищенными поклонниками, лестными словами, воспаленными восторгами, кружащими голову, новыми возможностями – он сможет писать то, что хочет и так, как хочет – уже ставит непреклонные условия, и с ним действительно, черт возьми, считаются. Наруто добьется всего, чего желал и так упорно добивался. И в конце концов, перестанет нуждаться в своем редакторе.
Перестанет нуждаться в Саске. А это случится – рано или поздно. Что бы он там ни говорил, краснея и заикаясь от волнения.
В последние полгода – Саске осознавал совершенно точно, что прилипчивость Наруто спустила все тормоза именно после смерти Итачи, и, о боги, неужели этот бесперебойный оптимистичный идиот таким образом пытался его отвлечь от грустных мыслей? – напряжение между ними все возрастало. Саске мог поклясться, что чувствует ее вязкое колыхание в воздухе в те моменты, когда Наруто, раздражая и волнуя – контроль терялся, буквально рассыпался от малейшего интимного и проникновенного взгляда глаза в глаза; Саске чувствовал это, и от бессилия сводило спазмами, скручивало остатки того, что люди именуют гордостью, внутренним стержнем, самолюбием ли, он не знал точно, – сводя с ума больше обычного, бестактно вторгался в его личное пространство и обжигал кожу своими невольными прикосновениями. Заискивающе заглядывал в лицо, тащил заначку сигарет, мотивируя спасением его легких; с громким свербением выпивал кофе из его стакана и демонстративно морщился, заявляя, что если уж его пить, то натуральный; всячески мешался и путался в мыслях, с капризностью сверхновой, сияя от переполняющей вседозволенности, выставлял Джирайе-сану все новые и новые требования по отношению к ведущему редактору Саске, с назойливым упрямством отвлекая его от основной работы, пока не забрал его всего себе, выплачивая неслыханные гонорары за его, как сказал Наруто слово в слово, «выдающийся вклад в творчество великого писателя Узумаки Наруто». Уже тогда, казалось, судьба ярко запылавшей звезды на холодном равнодушном небосклоне, была предрешена.
Наруто действительно великий писатель. Трудолюбивый, вдумчивый, чего никак не скажешь по его обычно безалаберному поведению, хулиганскому выражению лица – он совершенно не умел сдерживать свои эмоции, и все его мысли, как хихикала Сакура, на лбу написаны, – и совершенному отсутствию какой бы то ни было дисциплины. Единственно на редактирование и вычитку рукописи он являлся в кабинет Саске с совершеннейшей пунктуальностью. Являлся туда писать свою будущую книгу, подумать над будущей книгой, порассуждать вслух о будущей книге и всячески досаждать другими, не менее отвлекающими образами. Саске не раз ловил себя на том, что общение с Наруто затягивало настолько, что он забывал о своей работе и целиком погружался в другой мир, зачарованный и восхищенный пламенем увлеченности, искренним и полным страстной отдачи целенаправленным порывом во что бы то ни стало сделать, дописать, донести. Рассказать другим.
Но не говорить же об этом улыбающемуся идиоту! Который учился в школе на одни тройки и двойки, бросил колледж спустя два года обучения, ныне живет с самой классной мамой на свете, каждое утро выводит на прогулку ленивого пса Кураму, мечтает стать великим писателем и любит есть рамен.
Саске чувствовал распирающую гордость, от которой приятной тяжестью что-то сжималось внутри, ведь лишь благодаря ему Наруто удалось донести до людей свои мысли. Наруто, который заставлял его сердце биться чаще, унимать волнительную дрожь в груди, судорожные спазмы где-то под ложечкой. Торопливо сглатывать скопившийся воздух, вспоминая, как дышать. И отдергивать вовремя руку, чтобы не покраснеть – Саске бесило, что сдерживать с каждым днем становится все сложнее. Особенно под теплым внимательным взглядом летних небес. Напряжение все возрастало, а улыбающийся идиот ничего не замечал. Счастливо улыбался во весь рот. Как сейчас.
– Сп-сп-спасибо за ок-оказанное мне доверие! – заикался безнадежный герой этого вечера.
Юный герой. В свои двадцать два издал бестселлер, разошедшийся миллионными тиражами. Через полтора года выпустил продолжение, получившее отклик не только по стране, но и по всему миру. И вот, наконец, долгожданное завершение трилогии – «Узы» – сдвинуло его в глазах критиков, заставив неожиданным образом в корне переменить свой взгляд на нестандартную логику и подход Узумаки Наруто – простака, который порою кажется мудрецом, как однажды изволила назвать его гуру местного телевидения – светская львица Яманако Ино.
Саске не без гордости уставился на сцену, где неловкий Наруто, ссутулив от волнения плечи, нервно сжимал обеими руками драгоценную награду в форме хрустального пера.
Он с самого начала знал, что Наруто не так прост. Несмотря на то, что его беззаботная улыбка, казалось, принадлежит блаженному, нежели человеку, чьи цитаты разлетелись по миру ворохом легких листьев.
«Речь. Речь, идиот. Мы же вместе ее составляли. Сосредоточься. Соберись, она же прямо перед носом. О Шичифуку-дзин, Сакура, тебе следовало ткнуть ею ему в лицо».
Хотя иногда подобные очевидные факты заставляли усомниться в сделанном прежде выводе, полном восхищения.
Наруто, наконец, сообразил опустить глаза и увидел заготовленную речь, которую подсунула услужливая секретарша босса – директора издательского дома «Годзан бунгаку» Джирайи-сана.
Саске видел, как его вспотевшее от переживаний лицо прояснилось. Страдальчески искривленные широкие линии бровей разгладились. Лихорадочный блеск синих глаз порхал с одной строки к другой. Наруто открыл рот и хорошо поставленным голосом завел речь.
Он справится. Всегда справлялся, и в этот раз справится.
– Твое здоровье, Наруто, – прошептал Саске, отсалютовал ему баночкой сока и одним махом осушил. Невидимый всеми, он стоял в ложе бельэтажа, скрытый от странно мечущегося по залу синего взгляда. Тоскливо посмотрел на большой экран позади сцены – взволнованное, радостное, и в то же время неуловимо удрученное лицо Наруто, – в последний раз, отвернулся и быстро зашагал прочь.


Они познакомились больше трех лет назад. Тот день Саске отчетливо помнил – Итачи выписали из больницы. Проделанный курс химиотерапии обещал долгие месяцы ремиссии. Обещал время, которого должно было хватить, чтобы дать Саске свыкнуться с мыслью, что брат не вечен.
Хотя он так с этим и не свыкся. Даже после его смерти.
В тот день Саске, отпросившись с утра встретить и отвезти Итачи домой, вернулся на работу как на крыльях и, заметив в «мусорке» – специальной подставке для неугодных рукописей – очередной неоцененный шедевр, нахмурился.
– Да один парень приходил, – хихикнула-доложила Сакура, любовно приглаживая кружевной воротничок к синей блузке. – Какаши-сан в новый кабинет перебирается, вот и скинул на твой стол свои папки.
– Я вижу, – недовольно пробурчал Саске, обводя взглядом временное пристанище хлама Какаши – свое рабочее место. Вздыхая, взял рукопись и пробежался по ней взглядом. – Что за ужасный почерк.
– Не трать на него время, – отмахнулась Сакура. – Там все равно нет ничего особенного.
Саске, остро переживавший болезнь брата, тут же взъерепенился, с трудом сохраняя хладнокровие.
«Не трать на меня время, Саске. Я все равно не жилец».
– Хн, – он из чистого упрямства аккуратно вытащил все крупно исписанные листы и положил охапкой себе на стол.
– Саске-кун?
– Принеси мне кофе, – велел Саске, как замер, заметив нечто удивительное. Банальное начало, пресное и неуклюжее, внезапно раскачалось. Наружу выплыли эмоции, чувства героев, настоящие, реальные, осязаемые.
Конечно же, под ворохом безграмотицы, банальных орфографических ошибок и неправильно построенных предложений все это терялось, как сладкие ягоды, погребенные под ворохом жухлой листвы. Много работы, ох, черт, предстоит много работы, прежде чем… прежде чем мир содрогнется.
Саске поймал себя на улыбке.
– И позови ко мне парня, который это написал. Узумаки Наруто, – прочитал он размашистое на скомканной титульной странице.
– Хорошо, – пожала плечом Сакура.
Спустя пару часов в кабинет ворвался сноп искр, солнечного света и неподдельной радости. Саске усмехнулся. Парень – этот Наруто, – увидев его, словно споткнулся. Глаза его вдруг замерли, округлились и тут же заблестели ярче, зачастили так, словно он постиг дзен.
– Вы… т-ты… вы…
– Учиха Саске, – представился Саске, не понимая, из-за чего такая реакция. – А вы…
– Узумаки Наруто!
В тот день Саске впервые увидел такую ослепительную улыбку, поглотившую и вобравшую в себя столько позитивных эмоций, предназначенных лишь ему одному, что невольно смутился.
В тот день он познакомился с Узумаки Наруто, который, по его собственному признанию, писал лишь для того, чтобы идеи, наконец, оставили его в покое.
– Я даже сосредоточиться ни на чем не мог! Пока не додумался записывать эти истории, – взахлеб тараторил чуть позже Наруто, когда Саске с охапкой рукописи в одной руке и бумажным стаканом кофе в другой поздно вечером шагал домой. – Они просто всплывают в голове – все эти герои. Как наяву их вижу, – добавил он, чуть краснея, когда поглядывал на Саске.
В тот день он впервые за многие месяцы увидел искреннюю, полную удовольствия улыбку брата – пригласить Наруто в гости было спонтанной идеей. Как и весь этот день – чудной, непривычной, поражающий новизной и, как ни странно, Саске чувствовал себя спокойно. Словно так и должно быть. Словно сделай он по-другому, ощущал бы лишь горький привкус сожаления.
– Вот здесь и здесь нужно подумать, – указал Итачи, бегло листая черновик, то замирая на несколько минут на одной странице, то знакомо ухмыляясь той самой улыбкой, по которой Саске ужасно соскучился.
– Угу, угу, – послушно тряс головой Наруто, благоговейно взирая на братьев Учиха.
– Саске…
– Я берусь, – мигом отозвался Саске.
Разумеется, он возьмется за эту работу, благодаря которой в глазах Итачи появился прежний блеск интереса. Живой пытливый ум, вымороженный мучительными процедурами, с трудом, но запустился, вцепился в открытие сезона – Саске не сомневался – Узумаки Наруто этой своей историей покорит мир.


***


Компьютер мерно загудел, на экране заплясали разноцветные блики приветствия. Саске устало потер переносицу и сделал еще один глоток кофе. В прошлом месяце Наруто, улыбаясь до ушей, установил в офисе кофе-машину, и если верно следовать всем его рекомендациям и просто сделать так, как он накарябал на стикере, который намертво прилип к серебристому корпусу чудо-техники, то получится вполне сносный кофе, который Саске мог глотать литрами.
Все же вообще не следовало приходить на этот вечер. Вечер триумфа Наруто. Его вечер.
Сегодня, в выходной день, мало кто пришел на работу – лишь самые заядлые трудоголики, да те, кто не знал, чем себя занять, а на праздники смотреть просто не было сил – мрачное настроение словно заволокло темными тучами беззаботные (сейчас это казалось именно так) прежде дни. Саске ушел последним. Он собирался просто идти домой, но ноги сами понесли его к месту церемонии награждения – ее проводили в концертном зале города неподалеку от издательства. К месту, где Наруто получит свою долгожданную награду, официальное признание, широкую известность.
Интересно, он хоть заметил отсутствие Саске?..
Саске вздохнул и бессмысленно уставился на открывшееся окно рабочего документа. Следовало перепечатать все черновики последней главы, эпилога, – Наруто наотрез отказывался от печатной машинки или компьютера.
«Так я чувствую героев, – объявил он однажды и для демонстрации потер листы плотной бумаги между пальцами. – Чувствую мир, в котором они живут. Словно… словно человека, – зачем-то коснулся запястья Саске и тут же смущенно убрал руку. – В-вот т-так».
Что и говорить, неплохая отговорка для простака вроде него. Писатели – те еще чудики. Чего, к примеру, стоит требование Наруто, чтобы Саске непременно находился в комнате, рядом, когда он пишет.
«Творит судьбы своих героев», – подумал про себя Саске и фыркнул. Производительность Наруто вырастала в разы в те моменты, когда рядом был его персональный редактор. А иногда он, погруженный весь в себя, мог неделями ничего не писать и размашисто мерить шагами небольшой кабинет Саске, мешая нормально работать.
Саске действительно забавляло все это в Наруто. И хорошо, что контракт вот-вот истечет – с завершением последней книги. С завершением эпилога последней книги. Саске не собирался подводить Наруто, но подводил. Саске не собирался мешать Наруто на пути к его цели – донести до людей простые истины, но мешал. Он это чувствовал. Со смертью Итачи все в его жизни пошло наперекосяк. Хладнокровие, терпение, рассудительность, целеустремленность, вера в людей, в будущее, – все улетучилось, осталась лишь непонимающая растерянность, отупелая боль потери, дыра, которая не собиралась затягиваться.
Они с Наруто часто переругивались по поводу и без. Итачи, закатывая глаза, объяснял встревоженному поначалу Какаши, что это их стиль общения. И вправду, Саске было гораздо проще обращаться к Наруто поучительно-снисходительным тоном, и тут же получать в ответ град возмущений, чем раскрываться перед ним. Сказать словами, что да, Наруто, твои книги прекрасны, было странно сложно, словно обнажить перед ним хрупкое сердце, чуткую израненную душу – после гибели родителей маленький тогда Саске долго был замкнут в себе, и со временем привязываться к кому-то стал считать непозволительной роскошью, уж слишком велик страх потери, слишком… больно жить потом с этим. Страшно открыться. Страшно довериться. Закрыть глаза, расслабиться и отдаться. Но Наруто странным образом понимал его состояние. Взглядом, жестами – чертовски внимательный и наблюдательный, казалось, он читает малейшую эмоцию на скудном до мимики лице Саске.
Последняя их перепалка завершилась крупной ссорой. Конечно же, после такого Наруто не хотел бы видеть его на своем вечере. Глупая, дурацкая ссора из-за ничего. Наруто прекрасно знал, что контракт заключен лишь на три книги, а потом Саске оставляет свой сумасшедший график, наведенный эгоистичным, без сомнения, молодым дарованием. Наруто прекрасно понимал – должен был понимать, – каково это, терять близкого человека, и как сложно после влиться в рутинные будни, привычное, казалось бы, русло.
Саске ощутил прилив жара к лицу.
И все равно, устроил такое…

«– Саске, ты уверен, что потянешь третью книгу?
За один только участливый тон Саске немедленно захотелось запустить в Какаши чем-нибудь тяжелым.
– Сроки подходят. Читатели требуют продолжения. В интернет просочилась информация, что Наруто ее завершил, и лишь из-за тебя книга не доработана. Я понимаю, твой брат много значил для тебя…
– Замолчи. Ничего ты не понимаешь.
– … но прошло уже полгода. Наруто оттягивал финал, как только мог.
– Я его не просил! В издательстве много первоклассных редакторов, работать с которыми Наруто счел бы за честь! Взять хотя бы тебя!
– Какаши, – вмешался Джирайя-сан так, словно Саске здесь и в помине не было. – Учиха-кун в трауре, все верно. И так же верно, что более оттягивать издательство новой книги мы уже не можем. Хьюга-кун – молодой перспективный редактор, рекомендованный Гаем, – неплохо сошелся с Узумаки-куном. Думаю, оставшуюся половину книги он сможет отредактировать на том же уровне, что и Учиха-кун.
– Вы предлагаете разорвать контракт Саске и Наруто?
– Я предлагаю Учихе-куну выбор. И он его уже сделал в прошлом месяце, когда отказался от работы Теруми Мей-сан.
Саске поморщился. Он прекрасно помнил эту настырную дамочку – все ужимки Сакуры и близко с ней не стояли.
– Я лишь сказал ей, что не потяну ее роман и предложил в качестве редактора Неджи.
– А она разозлилась и ушла к нашим конкурентам, – недовольно буркнул Джирайя. – Ты понимаешь, какого клиента мы из-за тебя упустили? Узумаки-кун хорош, спорить не буду, и работа с ним занимает все твое время…
Ну еще бы. Каким-то неожиданным образом Наруто прочно вклинился в размеренную прежде жизнь Саске и жадно и ревниво поглощал своим усердием, вниманием – задавшись целью, он упорно к ней продвигался, и вот уже Саске приходилось брать меньше рукописей на редактирование и работать только над его будущей книгой.
– … но Теруми-сан наш давний клиент, и весьма, весьма известный автор популярной серии женских романов. Из-за твоей бестактности мы потерпели убыток. В настоящее время ты работаешь лишь с Наруто, хотя как ведущий редактор обязан обращать внимание и на другие проекты. Если так будет продолжаться и дальше, мне придется принять жесткие меры.
– Уволить Саске? – изумился Какаши.
Саске в замешательстве уставился на директора издательства «Годзан бунгаку», и тут же расслабился.
Еще в день смерти Итачи он знал, что долго здесь не продержится. Внутри словно что-то оборвалось. Там, где прежде теплилась хрупкая вера в собственное счастье, что близкий – самый близкий – человек не покинет, не оставит одного, сменилось пустотой и холодом. Желание творить, терпеливо расставлять слова по полочкам, исчезло, лопнуло тонким, с надрывом. Не осталось ничего. В первое время Саске действительно пытался занять себя работой. Но в конце концов не выдержал. Сломался. Единственным постоянным оппонентом, напарником являлся Узумаки Наруто. Погруженный в себя Саске сбросил семь килограммов, выкуривал в день почти две пачки сигарет и только и делал, что терпел возле себя присутствие капризного Наруто, недоумевая, каким это образом новоявленный великий автор ловит вдохновение от одного его присутствия, как безапелляционно заявлял Наруто.
Иногда Саске казалось, что он специально портит ему жизнь и нашел для этого неплохую отговорку.
– К этому все и идет. Верно, Учиха-кун? – пытливые серые глаза Джирайи-сана пригвоздили Саске к месту.
– Верно, – тихо ответил Саске.
Верно. Это к лучшему. Отвлечься, отвлечься, после смерти брата он не мог ни на чем сосредоточиться, а идиотская третья книга «Узы» вколачивала в пол еще сильнее – история о двух братьях, история о их непростой жизни пронзительно звенела по самому больному, перекликаясь с жизнью самого Саске.
– Контракт ты по сути отработал, – продолжал Джирайя, – и я уверен, после небольшого перерыва ты снова встанешь в строй, но больше ждать мы тебя не можем.
– Я понимаю. Но… я хочу уйти по собственному желанию, – совсем притих Саске, мысленно подсчитывая свои финансы, дату и время поездки на остров Окинава – к небольшому домику, который купили родители, когда были еще живы, – сменить вид деятельности, поработать гидом в местных туристических центрах, уехать, уехать отсюда, чтобы ничто не напоминало о брате и несостоявшейся личной жизни. Наруто, который безуспешно пытался клеить Сакуру, возненавидит Саске, если узнает о его тщательно скрываемом секрете, которого Саске боялся до чертиков и тщательно пытался спрятать даже от самого себя. Будет лучше уехать. Как можно скорее. Одиночество в опустевшем доме, наедине со своими мыслями…
(неудачник, трус, слабак, что такого, если просто признаешься ему? Нет, нет, он просто ударит в ответ, он не такой, я лишь редактирую его истории, с самого начала он… он невзлюбил меня из-за Сакуры, но я ведь ей сразу сказал, может следовало и ему?..)
… вгоняло в депрессию. Саске ловил себя на том, что просто сидит без дела до трех ночи, а потом, ухнув в холод сыроватой постели, с трудом отрывает голову от подушки после очередной душераздирающей трели будильника.
– …тогда я велю Харуно-чан подготовить бумаги, и завтра ты их все подпишешь, а сейчас… – как ни в чем ни бывало продолжал деловой Джирайя-сан, отзвонившись своей секретарше по поводу увольнения Саске.
Саске, снова провалившийся в зависшее состояние, непонимающе моргнул и заторможено обернулся в сторону грохнувшей об стену двери.
– Джи-сенсей! – с порога завопил Наруто, как осекся, встретившись с недоуменным взглядом Саске. Взволнованное круглое лицо расслабилось, встревожено и зло сощуренные глаза заблестели. – Саске! Фух! Я подумал!.. А, неважно. Главное ты здесь. Джи-сенсей, что это за шутку вы устроили?
– По поводу чего? – миролюбиво заулыбался Джирайя-сан номинанту на многочисленные награды. За всю историю своего существования «Годзан бунгаку» впервые с гордостью представляло открытый ими талант. Саске мог вполне справедливо сказать им всем: «если бы не я, вы по-прежнему теплились бы на прежнем своем уровне. Все вы прекрасно знаете, что лишь благодаря мне у нас теперь есть Наруто».
– По поводу Саске, – терпеливо объяснил тем временем Наруто. – Я только что был у Сакуры-чан. Я наверное ослышался, вы что, хотите его уволить?
Джирайя–сан обеспокоено переглянулся с Какаши.
– Да.
Наруто побледнел так, словно вот-вот опрокинется в обморок. Он вопил и кричал о том, что они не имеют права, что вот только-только сработался со своим Саске, тьфу, со своим редактором, и вот сейчас!..
– К черту сроки! Никакой книги не будет, если Саске уйдет!
– Узумаки-кун! – безуспешно пытался вразумить Джирайя-сан. – Возьми себя в руки!
– Я сам уйду отсюда к вашим конкурентам! – безжалостно взревел Наруто. выглядел он побитым и готовым вот-вот разрыдаться.
Саске не понял, как так получилось, но по мере своей пламенной речи Наруто сдвинулся с места и сейчас стоял спиной к нему, лицом к Джирайе-сану. Словно… словно ограждая от проблем.
Точно так же стоял Саске в тот день, когда убеждал Джирайю-сана прочитать отредактированные главы рукописи. Это было восхитительной наглостью перескочить через главный фильтр в лице Какаши и обратиться прямо к боссу. Но игра стоила свеч – Итачи, принявший и искренне полюбивший героев книги Наруто, был очень горд и рад, когда ее все таки издали.
Жаль только, не видел тогда выражения лица Наруто. Наверное, он был удивлен не меньше, чем Саске сейчас.
– Если Саске уйдет – уйду и я!
– Помолчи, идиот! – не выдержал-зашипел Какаши. – Следи за языком!
– Это вы все здесь идиоты! – повысил дрожащий голос Наруто. Саске поморщился – его наверняка слышали на всех этажах издательства. – Я добился всего, что у меня сейчас есть, только благодаря ему! Вы ни хрена не понимаете! Я не смогу без него писать!
– Он лишь редактирует тексты, – закатил глаза уставший от его ребячества Джирайя-сан. Наруто скрипнул зубами.
– Я вам устрою проблемы, – пообещал он, – если вы уволите Саске. У!.. у него брат умер! – беспомощно начал было, как жестко припечатал. – Где ваше сострадание?!
– Полгода назад, – вежливо уточнил Какаши. – Мы все понимаем. Но жизнь продолжается. Ты так не думаешь?
Наруто осекся. Умолк. Повернулся к Саске в поисках поддержки.
Не стоило, Наруто, не стоило. Саске кусал губы и отводил взгляд. Потому что этот идиот по-прежнему такой же наивный, как и в тот судьбоносный день, когда Саске взялся за его роман и довел до совершенства.
– Никто меня не прогоняет, Наруто, успокойся. Я ухожу по собственному желанию, – непривычно мягко сказал он. Какаши и Джирайя-сан удивленно посмотрели на него, видимо, не ожидав таких интонаций в его голосе. Саске и сам от себя такого не ожидал, но притворяться и строить язвительно-ироничные стены отчуждения от Наруто больше не было сил. – Я действительно буду лишь… тормозить тебя.
– Нет…
– Мы закончим твою книгу. Я постараюсь.
«Ради тебя».
Потому что, Наруто, действительно тебе не стоило сюда приходить в этот момент и говорить все эти пылкие слова и, конечно же, смотреть сейчас во все глаза так, словно впервые увидел.
– Уж постарайся, – проворчал Джирайя-сан.
– Но… как же?.. – пробормотал Наруто и как-то беспомощно посмотрел на Саске. Саске ухмыльнулся в ответ как можно беззаботнее.
– Ты ведь дописал третью книгу, верно? Дай мне пару недель.
– Нет.
– Что?
– Я… я… – Наруто разевал рот, словно рыба, валяющаяся на песке. – Я… ее не закончил. Там… много недоработок и вообще, финал не готов, ужасно сырой материал, там даже редактировать нечего, мне даже стыдно ЭТО тебе показывать, а-ха, а-ха-ха-ха!
– Но ты говорил… – нахмурился Джирайя-сан.
– Мало ли что я говорил! – тут же вспенился Наруто. – Роман не закончен, ясно?! Я тут писатель! – для пущей убедительности он как следует пристукнул кулаком по столу. – У меня тонкая психика! Не выводите меня из себя! Иначе все сожгу и придется начинать все заново! Представляете, что вам народ устроит? Доведете – так и сделаю.
Какаши и Джирайя-сан шумно вздохнули, но сдержались – Наруто в кратчайшие сроки овладел всеми коварными приемами искусства манипуляции.
– Саске, идем.
Наруто, ничуточки не сомневаясь в правильности своих действий, потянул Саске за руку за собой.
Словно обжег. Саске уткнулся взглядом в его затылок. Чувствуя, как пустота в груди ширится, медленно отдернул руку.
– Наруто. Я ухожу. Серьезно. Перестань вести себя как капризный ребенок. Это давно уже ни на ком не работает.
– Но…
– Я не шучу.
– Но!
– Две недели. Я закончу твою книгу. И ты начнешь новую историю с новыми героями, как уже давно хотел. У тебя будет твой личный редактор. Из-за моей вечной занятости над твоими сказками, у меня растерялись все клиенты. И, как ты верно заметил, у меня умер брат. Это… это все… нелегко.
– Я знаю! – Наруто в смятении потянулся непростительно близко – на краткий миг Саске ощутил жар мятного дыхания на своем лице – стиснул его плечи до боли. Боковым зрением Саске видел вытянутые недоверчивые лица Джирайи-сана и Какаши.
Разумеется, все в их издательстве приносили Саске свои соболезнования. Даже приходили к нему домой поддержать. И приход Наруто к нему не вызвал ничьих удивлений.
«– Если… если что, ты можешь всегда… поговорить со мной, я выслушаю, я… тебя понимаю. Ты не один. Я всегда… буду рядом… в смысле в издательстве, да, хаха! ты же мой редактор! Ты первый человек, который поверил в меня, Саске. Как же я без тебя?»
Его слова все еще отдавали болезненно-приятным, ноющим мягким лезвием по сердцу.
– Две недели, – повторил Саске. – Я хочу завершить твою книгу. Но если не успею, ею займется Хьюга.
– Т-тогда… – Наруто кусал губы и не моргая смотрел, словно вбирал в себя Саске. Саске неуютно поежился. – Постарайся ее закончить. А я найду способ заставить тебя передумать.
– Зачем тебе это?
Конечно, кто бы сомневался, что этот упрямец во что бы то ни стало захочет сделать по своему, что взбредет в голову.
– Действительно, Наруто, – вмешался Какаши. – Ты же сам еще неделю назад скрипел о том, как тебе надоел Саске и… оу, ну… – под злым взглядом Наруто он как-то стушевался.
Все это было смешно и нелепо, словно дешевая комедия. И поджимающий губы серьезный как никогда Наруто вызывал лишь грустную улыбку – Саске и рад был бы рассмеяться вполне себе искренне. Если бы мог.
Идиот никогда не поймет, точнее, не должен понять, от чего на самом деле бежит Саске. Какой он на самом деле жалкий трус. Что проиграл, даже не попытавшись бороться.
Смерть Итачи унесла часть самого Саске. А оставшееся разбитое было слишком слабо, чтобы хотя бы попытаться поверить, что бесконечная черная полоса в жизни когда-нибудь обязательно вспыхнет и заиграет яркими красками».

… после этой сцены в кабинете Джирайи-сана и появилась эта кофе-машина. Пхых, неужели Наруто пытается подкупить его дешевым трюком с кофе? Хотя стоит признать, он великолепен. Напиток. Да.
Саске хмуро уставился на последние главы будущей третьей книги Наруто. Сощурился. Надел свои тонкие очки.
Весь прошлый месяц они с Наруто старательно редактировали последнюю книгу. Точнее молчаливый больше обычного Саске вносил поправки и заставлял Наруто переделывать написанное так, пока удовлетворение от прочитанного не теплело в груди.
Сейчас же осталась пара-тройка штрихов. И слегка выделить основную идею, черт побери, главные моменты, самые сладкие и неуловимые – Саске признавал, что от души сопереживает главным героям. Особенно герою, который потерял брата. Это перекликалось с собственной потерей и будило смутные подозрения, откуда Наруто слизал эти моменты. Даром что ли постоянно требовал, чтобы Саске находился в одной с ним комнате в момент написания? И вообще, если ему так нужна персональная муза-вдохновитель, он мог бы позвать Сакуру, заодно и, возможно, успешно пригласил бы ее на свидание. Юный тупица, а не дарование и открытие сезона, черт его дери…
– «… потому что ты мой друг», – прочитал вслух Саске одну из последних реплик основной главы.
Прочитать, освежить в памяти неповторимый стиль Наруто, следовать ему – этой огненной нити, которая покорила с первых строк много месяцев назад.
И вот, наконец, последние листы. Последние часы его работы над книгой. Две недели непостижимым образом протянулись на лишнюю неделю вперед. Но Саске почти закончил. День-два роли не играют, особенно если Джирайя-сан и Какаши послушно идут на поводу Наруто.
– Что за нелепица? – Саске нахмурился, вникнув в первые предложения эпилога. Отложил очки и устало протер глаза, погладил шорох страниц.
– Так, изначально они были врагами, потом после череды неприятностей признали, что врагами не являются, а потом и вовсе заключили перемирие. Хмм… – Саске прикусил нижнюю губу.
Тут явно что-то не сходилось. Если Хикару все три книги спасал принцессу Мэзуми от наемников-убийц, а Ято все три книги то пытался их убить, то спасал, чтобы получить за Мэзуми выкуп, а потом уже совсем нелепо кинулся спасать самого Хикару, по пути лишившись единственного брата, то сейчас, в самом конце, когда все враги были побеждены, наступало полное отсутствие логики. По крайней мере, на рассудительный и трезвый взгляд Саске.
– Да что же не так-то? – бормотал он, кусая кончик карандаша, которым делал пометки в своем рабочем блокноте. – Фальшиво звучит… Плохо, Наруто, плохо…
– Уж прости, – отозвался знакомый до боли голос.
Саске чуть не вздрогнул от неожиданности. Из-за дверного проема отделилась тень, знакомые очертания, темные и блестящие в полумраке кабинета глаза.
– Так и знал, что найду тебя здесь.
Так, стоп.
– Ты разве не должен быть на церемонии награждения? – прищурился Саске.
– Я оттуда сбежал в тот момент, как понял, что ты не придешь. Ты серьезно, Саске? Я получил две награды подряд, а ты даже не соизволил отлепить свою тощую задницу от кресла и прийти меня поддержать? – Наруто в длинном темном плаще вкрадчиво ступал по деревянным половицам. Лихо сдвинутая клетчатая кепка удерживалась на затылке самым непостижимым образом. Галстук исчез, верхние пуговицы расстегнуты, глаза угрожающе сверкают.
– Я хотел поскорее закончить нашу работу, – невинно улыбнулся Саске. – Тебе вообще грех жаловаться – столько фанатов, готовых за один твой взгляд пищать от восторга. А я лишь скромный редактор, работающий на тебя за деньги.
Наруто аж передернуло от возмущения. Лицо перекосилось в неизъяснимом выражении.
– За деньги? – переспросил он. – А я-то к тебе со всей душой, а ты ведешь себя как бука и последняя зараза на земле с синдромом пмс и вечным капанием на нервы.
Саске нахмурился и оборонительно напрягся. Драться с Наруто сегодня не хотелось. Да и последняя стычка – финальный штрих их крупной ссоры – два дня назад оставила заметный след на круглой физиономии. То ли Наруто и впрямь такой слабак, раз позволил Саске нехило себя потрепать, то ли поддался, но от вздыхающей Сакуры Саске знал, что Наруто перед выходом загримировали тоннами пудры и тонального крема.
Повода для драки на самом деле не было. Просто Саске слишком устал и не сдержался – выплеснул кипящую злость, ярость вместо настрого запрещенных слез. Мат вместо плача, издевка и желчь вместо распирающего признания. Сожаление, драгоценные слова, которые он так и не успел сказать Итачи. Которые обжигали. От которых хотелось спрятаться, но не слушать, бога ради, Наруто, твои вразумления о том, что это нормально, что нужно выговориться, и кому, мать твою так, как не тебе, да?! Да, – ответил тогда Наруто, и сжимал холодную руку Саске, тревожно пялясь в искривленное злобой лицо, словно пытался разгадать тайны вселенной.
Саске слишком устал. Нервы сдавали. И он врезал Наруто.

– Ты первый поверил в меня, – продолжал сейчас Наруто. – Единственный, кто поверил в меня тогда. Неужели ты думаешь, я отвернусь от тебя сейчас?
Под пытливый взгляд Саске старался не попадаться своим.
Это было больше трех с половиной лет назад. С тех пор многое изменилось. Смертельно больной брат после своего ухода оставил сквозную рану в груди на месте сердца. Страсть и робкое желание, почти уступившее доводам разума, грозящие вот-вот перелиться через край и сплавиться в единое тугое чувство, обращались в прах, пораженное едкой горечью мысли – Наруто не для него. Наруто достоин лучшего. Наруто нужен настоящий редактор, который будет хвалить и ругать действительно только за дело. Редактор, который всего себя посвятит его творчеству. Который умеет отделять профессиональное от личного.
– О чем ты вообще? Хватит сопли разводить, ты сам не знаешь, чего хочешь, – отрезал Саске. – К тебе приставят личного редактора, который будет работать только над твоими сказками. Ты донес свои мысли до народа, тебя признали самые кровожадные акулы-критики, ты же этого всегда хотел? И так как ты получил сегодня две награды подряд, позволь поинтересоваться, какого хрена ты тут делаешь? – Саске разочарованно уткнулся назад в перепечатанный мир, в запутанные отношения главных героев. – Неважно, не отвечай.
Он почти расслышал, как клацнули зубы подозрительно послушного в последнее время Наруто.
– Лучше скажи, зачем ты переженил главных героев на их ровесниках и народил им детей в эпилоге? Это не к месту вообще. Речь шла о Мэзуми, Хикару и Ято, а не об их детях. Ты еще скажи, что задумал новую трилогию о будущем этих сопляков.
– Вовсе нет, – засопел Наруто. – Эту концовку Джи-сенсей попросил. Сказал, что нужно вдохнуть новую жизнь в последние страницы. Вот прямо слово в слово.
– Так, – Саске надеялся, что тон его не предвещает ничего хорошего. – И за каким чертом тогда я с тобой работаю, если ты ко мне не прислушиваешься?
– Ты же сам от меня уходишь, – пожал плечом Наруто, неуловимо приближаясь. Мрачный, насупленный. С отчаянной решимостью в глазах. Саске на долю мгновения показалось, что с такой серьезностью шел на свой последний бой самурай Хикару.
– Так будет лучше.
– Для кого?
«Для тебя», – Саске прикусил язык.
– Я не могу работать в прежнем режиме. Разве ты не видишь? Мне нужен перерыв. Долгий перерыв. Я не знаю, как скоро…
– Так зачем увольняться отсюда?
Саске пытался сделать вид, что Наруто здесь нет. Что его самого здесь нет.
Черт, следовало уйти домой и запереться. Все равно Джирайя-сан его увольняет. Какая разница? А Наруто требовал ответы, которые на самом деле ему не нужны.
– Саске, посмотри на меня и скажи, зачем ты уходишь.
Тень Наруто нависла, загораживая слабенький свет настольной лампы в углу на столе.
– Я не обязан перед тобой отчитываться. Мы неплохо сработались, это верно, но…
– Ты, черт возьми, понимаешь, как много значит для меня наша работа?! – рявкнул Наруто, с силой опираясь ладонями о другую сторону узкого стола. – Почему?! Ну почему ты такой упрямый сукин сын?! Возьми перерыв, возьми отпуск, но зачем уходить из издательства?!
– Не твое дело, – как Саске ни хотел сохранять твердость и невозмутимость, голос подрагивал, сердце безумно до боли колотилось в груди. Он вскочил, словно подпрыгнул, чуть не утыкаясь носом в нос Наруто. – Я не могу с тобой работать! После смерти брата я вообще не могу работать! Оно все рассыпается в руках, ты понимаешь?! За что бы я ни брался, я… я не могу… это ведь он учил меня всему… а теперь его нет… – Саске чувствовал, как сдают нервы, как позорным образом трясется нижняя губа, трепещут веки, тщетно скрывая влажную пелену. Как руки-кулаки цепляются за грудки опешившего Наруто. Как неконтролируемая дрожь забирает все себе, оставляя совершенно без сил. – А ты!.. а ты… каким был идиотом, таким и остался, – Саске в сердцах оттолкнул его от себя. Наруто невольно попятился, глядя с недоверчивым прищуром.
– Ну тебя, – проворчал Саске, поднимая таки на него глаза и тут же опуская, кляня себя за проявленную слабость. Наруто пробивал брешь за брешью, точно, наотмашь, доставал, появлялся словно из ниоткуда и жалил, жалил, выковыривал никому не нужное – и в первую очередь не нужное Саске. Итачи не вернуть.
«А ты добился всего, чего хотел. Книга завершена. Зрители в восторге. Издательство пользуется спросом, заказы растут. Ты получил целое состояние за свою историю. А я…»
– Так ты все равно уходишь? – тихо спросил Наруто. Понурый, со сбившимися волосами – кепка свалилась на пол, ворот рубашки помялся.
– Поверь, я бы не поступил так, не будь у меня веской причины, – как можно сдержанней, пытаясь сохранить остатки гордости, бросил Саске.
– Саске, – Наруто пристально смотрел на него – пытливый взгляд раздражал, но смотреть в ответ, дерзко и насмешливо как раньше?.. боги, нет, ничего не выйдет! Саске боялся оплошать.
Вот только насмешек Наруто ему не хватало. Жалости, неловкости… Тогда Наруто уж точно не будет возражать против того, чтобы Саске ушел.
– Прости, – неожиданно сказал Наруто, быстрыми шагами уверенно преодолевая расстояние до Саске.
– Что? За что?
Саске вздрогнул. На холодные щеки легли пылающие ладони. К губам прижались мягкие и влажные, с приторным привкусом вишневого блеска – марафет Сакуры превосходил все мыслимые рамки.
– Ты же все равно уходишь, – исступленно зашептал Наруто, трепетно поглаживая по щеке. Саске одурманено уставился на него. – Я не знаю… я не могу, слышишь? Но, но ты же все равно уйдешь, так что…
Саске ахнул. Коленки задрожали. Все тело наполнилось сладкой влажной истомой. Какого черта Наруто делает?.. почему он это делает?.. понял, от чего бежит Саске и настолько сильно хочет его остановить, что идет против себя, своей природы?..
Наруто мягко, нежно углубил поцелуй, подхватывая Саске за талию – да, вот здесь, вот сюда. Тело изогнулось само собой – прижаться плотнее, ощутить сполна тяжесть широких ладоней, плотность не по-писательски коротких пальцев.
Хотя он же пишет, а не печатает, с чего бы?..
Саске потерял нить своих мыслей. Потянулся за теплыми, осязаемо липкими из-за блеска губами. Ощутить вновь волнительную дрожь в себе, внутри себя, трепетное тепло плоти, ласкающей его язык.
– Можешь ненавидеть меня и презирать, но я правда не представляю, как буду тут… без тебя. С первой встречи… я как тебя увидел, понял, что буду писать и приходить снова и снова, потому что ты… я… я как тебя увидел, ты словно оживший герой, ты такой же, в точности, черт побери, я тогда обалдел, честно. Но ты лучше. Намного лучше, Саске. Ты самый лучший и не надо мне другого редактора, только тебя.
Саске моргнул.
– Ты только поэтому меня поцеловал? – не своим голосом поинтересовался он.
Ломало и выворачивало, но не показывать же этого Наруто.
– Потому что… привык ко мне, так? Чувствуешь себя обязанным мне? Брось, Наруто. Ты мне ничего не должен, – Саске растерянно коснулся своих обожженных беспощадными поцелуями губ. – Ты правда…
Если сказать, должно стать легче, да, Наруто? Ты же сам так говорил. Выговорись, Саске, я всегда буду рядом, чтобы выслушать, так? Вот и… вот и слушай.
– Ты великолепный писатель и я горжусь тем, что помогал тебе в самом начале, когда ты еще не был так знаменит, как сейчас.
Брови Наруто ошеломленно поползли вверх.
Саске стиснул желание зажмуриться в кулак.
– Я делал это потому что ты мне понравился как… как человек, ты упорный и прислушиваешься к моим советам. А еще Итачи… – комок желчи подступил к горлу. Нижняя губа дрогнула. Саске бессильно прикрыл глаза и вздохнул. – Ему нравились твои истории. А потом… прости.
– Не надо, – отмер-прошептал севшим голосом Наруто.
– Я вел себя эгоистично и глупо, – перебил Саске.
– Вовсе нет, – повысил голос Наруто. – Я бы так же себя вел на твоем месте.
– Ты не понимаешь! – вскинулся Саске. – Итачи был для меня всем! Заменил родителей, когда они погибли! А теперь его нет! А ты!..
– Требую от тебя невозможного?! Я лишь попросил тебя не уходить!
– От этого только хуже!
– Как это, интересно?! Итачи не вернуть! Но мы-то здесь! Сейчас! Я здесь! С тобой! Не нужны мне к черту все эти награды! От них никакого толку! Только и могут, что впечатлять не тех, кого нужно! – Наруто в сердцах швырнул на пол откуда-то взявшееся хрустальное перо, которое тут же и непременно разлетелось на осколки. Саске моментально отрезвел и побледнел.
– Ты что сделал?.. К… кретин! Какого черта?! Ты вообще в своем уме?!
– Я уже давно схожу с ума, чтоб ты знал! – рявкнул в ответ Наруто. – По тебе! Разуй глаза! Черт! Джи-сенсей убьет меня! Ты тупица! Зачем, по-твоему, я тебя целовать полез?!
– А…
– Надо было оставить эту хрень там и не тащить сюда! Это ты виноват! Какого черта не пришел?! Я хотел показать ее тебе, чтобы ты гордился мной хоть немного! Чтобы понравиться тебе хоть немного!
– Ты и так, – пришел в себя Саске. Рухнул на стул, вконец обессиленный. – Нравишься мне.
В кабинете повисла неловкая тишина, прерываемая монотонным гудением невозмутимого компьютера.
– Правда?
– Да.
– Саске…
– Помолчи.
Саске устало уткнулся носом в сложенные перед собой руки. Он слышал, как Наруто подкрался совсем близко. Ощутил приятную тяжесть, тепло его навалившегося сверху тела. Его горячие руки, согревающие холодные ладони. Глубокий вздох прямо в волосах на макушке.
– Н-не против? – голос Наруто звучал глухо то ли из-за волос Саске, то ли из-за пронзительности момента. – Можно я?..
Саске тихо пожал его ладони и повернулся к нему лицом. Неуверенно кивнул. Напряжение внутри заколебалось, недоверчивое.
– Как же я… – прохрипел Наруто, склоняясь еще ниже. – Саске…
Лопнуло. Окатило брызгами яркого солнца, прорвавшегося сквозь завесу темных туч. И в нежности поцелуя Саске впервые за долгое время ощутил себя живым. Глухие, казалось, эмоции, вспорхнули, разминая затекшие одеревеневшие крылышки. Робкая надежда засияла. Замурованные в самой глубине сердца чувства вырвались на свободу.
Он не знал, когда именно влюбился в Наруто. Может, чуть больше года назад. А может, в тот первый день их встречи, когда улыбка Наруто расплавила его сердце своим искренним светом. Он не знал, когда именно влюбился в Наруто, но, едва поняв это, поспешил спрятать свои чувства как можно дальше. И вот теперь, дождавшись своего часа, уже вконец отчаявшиеся, но, казалось, лишь усилившиеся, они вспыхнули так жарко и резко, с нетерпением, что становилось больно и трудно дышать.
– Саске, – шептал Наруто, целуя лицо, уголки губ, тихонечко облизывая, благоговейно удерживая пальцами подбородок, заставляя посмотреть на себя. Вопрошающие синие глаза с трудом сдерживали блеск счастья. Губы подрагивали – он что-то тихо говорил, но Саске плохо понимал, что именно. Это было неважно. Важно было чувствовать его руку на своей, его губы на своих, тепло дыхания, вплетенное в его.


***


– Это не тот финал, который я хотел тебе показать, – пожаловался Наруто. Он сварил свой фирменный вкуснейший кофе и даже разрешил покурить одну сигарету.
– Ммм? – Саске, уткнувшийся в эпилог, обратил взгляд на него и нахмурился.
– Настоящий финал, – кивнул Наруто. – Он другой. Но Джи-сенсей сказал, что меня с потрохами сожрут и забудут так же быстро, как возвели на вершину хит-парада.
– Что?
– Я бы ни за что не подвел тебя, Саске, – улыбнулся Наруто. – Мне пришлось написать то, что хотел от меня издатель. Это моя работа. Это наша работа. Но знаешь, в моей голове в самом конце эти два героя, они, ну…
Саске внезапно разобрал смех.
– Ты серьезно?
– Да, – кивнул Наруто. – Я думаю, на самом деле история закончилась на той, последней главе, и никакого эпилога не должно было быть. Они все сказали друг другу во время последнего сражения.
– Почему я не удивлен, – пробормотал Саске. – Оставлять читателям открытый конец – что может быть хуже?
Наруто потянулся к нему и снял очки с переносицы.
– Эй!
– Хуже может быть лишь наврать им с три короба. Но если я хочу и дальше показать людям свои истории, мне придется проглотить это.
– Не подавись. Иначе мне придется разделить это с тобой.
– Ты…
– Я постараюсь. Ради тебя, – под воспылавшим от восторга взглядом Саске смутился. Под все еще робким, но с каждой секундой обжигающей уверенностью поцелуем обмяк, расслабился, подставляя хрупкое, позволяя Наруто увидеть. Позволяя Наруто коснуться. Касаясь и изучая его в ответ.
– Я г-говорил, – задыхался Наруто, обходя стол, и, перекидывая ногу, залез на колени к Саске. Его плащ опасно дернул монитор, небрежно опрокидывая своими полами кружку с ручками, листы черновика, блокноты, часы, телефон. – Говорил, что придумаю как тебя остановить. Боги, знал бы, с самого начала так сделал.
– Тогда какого хрена делал у Сакуры? – упираясь ладонью в наглую круглую физиономию, подозрительно спросил Саске.
Наруто ослепительно улыбнулся широко во весь рот. Уселся поровнее, окончательно оседлав Саске, словно невзначай поерзал. Лизнул его пальцы, вгоняя в новый жар смущения.
– Спрашивал, какой кофе ты любишь. И как заставить человека бросить курить. Твои привычки. Твои увлечения.
От прилива крови к лицу закружилась голова.
– Хотя она сама все время только о тебе и трещала, так что… – Наруто перехватил его запястье, – мне оставалось лишь надеяться, что я в твоем вкусе. Правда ты так часто меня принижал, что я долго сомневался, что у меня что-то получится.
– Идиот, – невинно пожал плечом пришедший в себя Саске. Тепло дыхания согрело пальцы. В замешательстве Саске пристально смотрел на опустившего светлые ресницы Наруто.
– Это не тот риск, на который я готов был пойти. До сегодняшнего дня. Наверное я… просто боялся, что ты вконец меня возненавидишь.
– Я тебя возненавижу, если не перестанешь нести эту чушь, – закатил глаза Саске. Уши пылали. Услышать все свои страхи вот так легко, лицом к лицу, понять, что не один он страдал и мучился от неразделенного, чувствуя приятное головокружение – звенящая легкость в груди, в сердце, опаленном потерей.
Окрыленный и вдохновленный под теплым и счастливым взглядом, он откинулся на спинку кресла. Наруто, то и дело лукаво поглядывая на него, продолжал дышать на пальцы, украдкой целуя.
– Послушай, – проглотил улыбку Саске, с трудом, но вспомнив свои обязательства редактора, ведущего проект Наруто.
– Мм?
Саске глубоко вздохнул, чтобы хоть немного успокоиться. Он чувствовал, как пылают щеки, ерошатся, несомненно, в беспорядке волосы, как улыбка касается губ, и невозможно просто сейчас удержаться и не поддаваться ей. Он видел довольную физиономию Наруто, прекрасно понимающего, что все это его рук дело, но против обыкновения не чувствовал никакого раздражения и бессильной злости. Лишь приятную легкость опустошения, место которой все больше и сильнее занимало нечто огромное и горячее, жаром заставляющее сердце трепетать.
– И все же мне не нравится концовка книги. Она непоследовательная и… нелогичная.
– Мне она тоже не нравится, – заверил его Наруто. Подался ближе, еще чуть-чуть. – Поэтому… Саске, давай реальную концовку – логичную и последовательную – мы воплотим сами. В-вместе? Я буду Хикару, а ты будешь Ято. И там, в последней главе перед эпилогом я скажу тебе: «я сделал это, потому что люблю тебя».
Саске ошеломленно моргнул. Покраснел еще сильнее. Медленно отобрал свою руку, судорожно втягивая носом воздух и твердо поджимая губы. Наруто встревоженно распахнул свои синие глаза.
– Тогда я… Ято, – выдавил из себя Саске. – Скажет «о чем ты, идиот? Я бы сделал для тебя то же самое».
– Уже сделал, – пробормотал Наруто. Саске молча прижался к нему, обнимая. Он дрожал, то ли от облегчения прояснения ситуации, то ли от тяжести признания. Наруто хмыкал куда-то возле уха и продолжал доверительно выдумывать, как Хикару и Ято рука об руку добираются до замка Мэзуми, как юная принцесса искренне радуется выяснению их отношений, как спустя много недель, после того, как все раны затянутся, одним свежим утром Ято, с которого сняты все обвинения, все равно уйдет, никого не предупредив, и Хикару побежит вслед за ним, искать его, вернуть, потому что как же он без своего напарника, без своего лучшего друга и единственного возлюбленного? От беззаботного трепа Наруто и его объятий становилось так тепло и хорошо, что Саске был бы не против находиться в них до конца своих дней.
– Я тебе устрою счастливый и последовательный финал, – обещал тем временем Наруто. И отчего-то Саске не сомневался, что у него… что у них все получится.

Примечание:
Шичифуку-дзин или Ситифуку-дзин – Семь богов счастья (Shichifukujin 七福神;) — семь божеств, приносящих удачу в синтоизме. Очень часто изображаются в виде фигурок нэцкэ, плывущих на лодке. Из материалов википедии.

Годзан бунгаку - буквально Литература пяти гор (монастырей).

Бельэта́ж – Составная часть зрительного зала современного театра, нижний ярус балконов над партером, амфитеатром и бенуаром. Балконы, расположенные выше бельэтажа, носят название первого, второго и т.д. ярусов. Из материалов википедии.

@темы: Фанфик, Конкурс "Профессии"

URL
Комментарии
2015-09-17 в 10:41 

алКошка
Нет ничего невозможного, если ты охуел до нужной степени
Столько эмоций в этом рассказе, таких разных и ярких, и пробирающих до глубины души:weep3: Как мальчики отчаянно защищали друг друга перед редакторами:inlove: А какой чувственный получился первый поцелуй!:buh:
Правда, после прочтения таких работ чувствуешь себя морально изнасилованным - из одной эмоции в другую окунает так глубоко, и сменяются они так резко, что только вздохнуть в перерыве успеваешь... И только прочитав последнюю строчку Кошка разрыдалась, мысленно проходясь по всем ключевым моментам - и хорошо, что в конце остались только слёзы счастья=)))
Огромное спасибо за столь красочную историю, я действительно будто прожила её вместе с Саске:heart:

П.С. И даже Киши Вам удалось заочно выгородить:lol::five:

2015-09-17 в 11:47 

~Bliss
Автор, спасибо Вам и Вашему личному редактору, наверное.
Фанфик прекрасен от начала и до конца. Читается на одном дыхании. Ребята очень... настоящие, что ли? В них охотно верится. Как и в то, чем это дело закончилось (ох, Киши, Киши :З).

2015-09-17 в 19:07 

Нет слов...нет,слова как раз есть,это потрясающе, эти чувства, которые вызвали у меня Саске с Наруто, заставили ненадолго поверить в любовь х) Саске, как всегда, очень упрям, автор умело показал это: D Мне понравилось,спасибо за эмоции)

2015-09-20 в 12:59 

алКошка, когда я только начинал эту работу, и подумать не мог, что в итоге так все завертится и закрутится, и в сравнительно небольшой истории уместится столько всего и еще чуть-чуть. спасибо, что заметили и отметили все эти детали, над которыми мы с моим редактором так старались и трудились, мне вдвойне приятно прочитать похвалу именно от вас :gh3:
конце остались только слёзы счастья
думаю - надеюсь :-D - это стоило того, чтобы пройти вместе с Саске через все его переживания и мучения :rotate:
даже Киши Вам удалось заочно выгородить
т.к меня очень удручает финал манги "Наруто", я строила самые невероятные предположения, почему же все это так произошло какие инопланетяне его похитили и что с ним там делали, и невольно мое предположениевека вылилось в "Редакторе" :gigi:

~Bliss, и Вашему личному редактору, наверное.
совершенно точно :heart: хотя работа написана мной, до конечного состояния оно доползло только под его тщательным наблюдением :-D мы очень старались)
Ребята очень... настоящие, что ли?
я страшно рада, что они так органично вплелись в эту историю и понравились вам)

MysteriousSweet, благодарю!)
заставили ненадолго поверить в любовь
оу, мне читается вызов в этих словах! :gigi: что ж, в следующий раз я постараюсь так, чтобы вы окончательно в это поверили :jump4:

URL
   

Game-FanFiction

главная